До сих пор бережно хранимое спокойствие магической Британии и её жителей, кажется, первый раз за двадцать лет дает серьезный сбой. На сцене появляются новые лица и влекут за собой цепочку странных и необъяснимых на первый взгляд событий. Пропадают люди, судьи подвергаются изощренному шантажу, кого-то переманивают из лагеря в лагерь, пропавшие возвращаются, но перестают быть самими собой и ведут себя слишком странно, чтобы это можно было оставить незамеченным. Ещё никто не решается ничего говорить вслух, однако многие чувствуют неосязаемые, но необратимые перемены, которые влечет за собой почти каждая новая заметка в газетах. Что это, новая мировая угроза? Революция, чей-то план? Общее настроение похоже на бомбу замедленного действия, и никто не знает, когда сработает детонатор и все тайные замыслы обратятся в явь.



ОЧЕРЕДНОСТЬ В КВЕСТАХ:
QUEST 5. «Halloween!» - Greenadine Hodge до 20.01
QUEST 6. «Merry Christmas» - Colbert Nott до 21.01
QUEST 7. «Дикая охота» - Josephine de Grasse до 17.01
QUEST 8. «Война чужих идеалов» - Plamen Angelov до 19.01
Эпизод месяца: "Merry Christmas"



Лучший пост: "Дикая охота"
Berthold R. Borgin


Мы рады приветствовать вас на ролевом проекте по миру Гарри Поттера HP Luminary! Рейтинг игры может достигать NC-21.
Время в игре: конец октября 2022 года, игра ведется как в Хогвартсе, так и вне его стен.
Остин
Austin Nott
Алира
Aleera Nott

Кайсан
Kaisan Stone
Уилфред
Wilfred Dwyane Solo

HP Luminary

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP Luminary » Quest game » QUEST 8. «Война чужих идеалов».


QUEST 8. «Война чужих идеалов».

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

«Война чужих идеалов»
http://s2.uploads.ru/ObLWg.png

Молодая команда «Альянса»  собирается в путь – небольшое, но ответственное задание по поимке двух чистокровных братьев по фамилии Джагсон, чей отец был преданным Пожирателем Смерти и участником «А-28». После долгих лет в Азкабане он с радостью принял помощь Блейза Забини, обещая всеми силами поддерживать идеи и начинания. Отправившись в долгий путь путешествия на Тибет, он продолжал оставаться спонсором на расстоянии.
Старший сын, привлеченный к Альянсу несколько лет назад, быстро пересмотрел свои взгляды, обратившись к младшему брату, работающему при Поттере; он попросил защиты у Министерства, воспользовавшись правом политического убежища, но так как все участники Альянса были связаны узами Непреложного Обета, он не мог объяснять подробности и указывать имена…
Слякоть, морось, полная боевая готовность, портключи, а перед этим – долгие недели подготовки, слежка и четко выведенный план; отчаянная уверенность и желание учиться именно на опыте привело к непредвиденным последствиям операции.
Все сорвалось и пошло наперекосяк; в тот час, когда старший Джагсон был на крючке, появился аврор, вмешавшийся в ситуацию, после – потасовка, подмога из Аврората, силы неравны - что не отменило ожесточенный бой, - а еще после – нечаянная жертва.

Участвуют: 3 альянсовца (Austin Nott, Efa Flint, Beatrix Avery), 3 аврора (Kaisan Stone, Plamen Angelov, Desmond Zabini), возможен один школьник-заложник (Nickolas Moore).
Один из братьев Джагсонов (Colbert Nott), на которых осуществляется рейд.

Очередность: Остин, Эфа, Беа, Джагсон. после этой очередности смотрим по ситуации. далее - Дез, Кай, Кот, Флам. Очередность, скорее всего, будет варьироваться, потому что предугадать развитие сюжета тяжело. В таком случае, человек будет предупрежден мною в лс заранее.

+7

2

Наступил этот безумный день. Черкнув прошлым вечером пару строк Эфе, Нотт отправился спать и долго не мог уснуть, первый раз в жизни перебирая в пальцах белокурые локоны Беатрикс, бездумно закручивая прядь на кончик пальца, пока она спала. Несмотря ни на что, ему было проще быть сегодня с кем-то, потому что ритм сердца отдавал почему-то тревогой.

День был пронизан делами сквозь, вереница дел, но усталость не посещала, - все ждали вечера.

Нотт испытывал довольно-таки смешанные эмоции по поводу всего происходящего. Альянс не оставлял в покое чистокровные семьи, уделяя особое - пристальное - внимание предателям. Братьев Джагсон судьба разбросала в абсолютно разные политические (не говоря уже - идеологические) позиции, однако, если младший остался верен своей вере и идеалам, стал аврором, был верен Поттеру и по сей день. Старший же принял помощь Блейза Забини, чтобы вытащить отца из Азкабана, и после того, как старик отправился на Тибет, старший из братьев, пересмотрев остальные методы Альянса, отправился в Министерство просить политическое убежище. Он не смог озвучить ни лиц, ни имен, потому как был связан самым сильным из договоров - узами Непреложного обета.

Предатели всегда получали самые жестокие наказания за всю историю.

Блейз Забини решил дать возможность потренироваться молодому поколению, однако Остин отдавал отчет, что сегодняшнее задание не теряло своей значимости, хотя и могло показаться легким. Это была идеальная тренировка для тех, кто обходил жестокость - и этим "той" была Эфа.
Они с Беатрикс "прогуливались" по каменной кладке узкой улочки, после чего свернули на бульвар, где и должна была произойти встреча с Флинт. Для Эфы все происходящее было в разы тяжелее - если Нотт с Эйвери были лишены чувства жалости в принципе, она была более уязвимой личностью, однако отважной и мечтающей о высоких целях. Флинт хоть и была немного не от мира сего, война "разделила" не одну семью, - благодаря тому, что Ивор служил великому Поттеру, Эфа еще больше чувствовала себя одинокой.
Остин боялся, что все может пойти не по плану, - он недолюбливал женские переживания в любом их проявлении, ведь успешный итог зависел от нюансов, как и всецело совместные задания, и эти мелочи могли измениться в любой момент; Остин предпочитал действовать один и крайне редко соглашался на такие вылазки.
Он встретил ее с улыбкой, - они давно не виделись, несмотря на все обстоятельства, Нотт бы с удовольствием поговорил с ней о насущных делах и последний событиях, не касающихся политических дел.

Атмосфера вечерней улицы располагала – кто-то прогуливался, кто-то разговаривал с товарищами по пути, дети запускали новенького воздушного змея, - вокруг кипела жизнь. Джагсон должен был появиться в соседнем огромном сквере с маленькими редкими магазинчиками, он направлялся прямиком в «Лавку Исторических Ценностей», по сводкам альянсовцев, он заглядывал сюда приблизительно два раза в месяц.

Когда его ботинки коснулись каменной кладки, часы его были сочтены, и выхода из этого круга не было.

Небольшие откупоренные скляночки одновременно коснулись губ Эфы, Беатрикс и Остина; покалывание скул, лба, подбородка... небольшое количество Иллюзорного зелья, и черты размылись. Теплые черные мантии укутали напряженные тела, - сердце билось вовсю, однако на лице читалось, как всегда, спокойствие. Рука Нотта коснулась верха капюшона - сегодня был беспощадный ветер, порывы его были резки и внезапны. Говорить ничего не хотелось - он был слишком сосредоточен, когда на горизонте появился Джагсон. Они остановились много дальше, якобы болтая о совершенно отстраненных вещах, разглядывая праздничные сувениры, украшающие аллею.
Голос охрип на холоде.
- Мы должны быть готовы. Беа, иди вперед, заходи внутрь сразу после того, как он выйдет, на тебе хозяин лавки. Эфа, портключ?
По плану все было проще простого: схватить предателя, отправиться к Мальсиберам, а там уже пусть дальше разбирается Забини.

+5

3

Эфа никогда не была каким-то особым деятелем. Она исполнитель: правильный, особенно доскональный, от точки до точки совершающий намеченный план - но совершенно не воин. Ее человеческие качества практически всегда пересиливали нужную жесткость, и даже ее палочка была гибкой, как и она сама.
Осторожно поправила волосы - косое каре растрепалось на холодном ветру, полное тонких льдинок, что притворялись дождем. Плечи ежились под зимним плащом - тонкие, словно тростинки. Быть может погода не так плоха - но нервы натянуты, как стальные тросы, хотя и на лице ее полная безмятежность.
Она все молчала, складывая в губы в задумчивую полуулыбку, за которой крылось желание поскорее покончить с промерзанием на улице: он продумали все от и до, неумолимо готовились к победе - но тянут, бесстыже тянут. Эфа понимала отсутствие спешки: поглаживала стройную яблоню и единорога, вытягивая из них спокойствие.
Тренировка - или первый бой?
Руки были затянуты в тонкую ткань. Девушка едва заметно потерла запястья - их словно сводило - но улыбнулась Нотту приветливо, чуть прикрыв глаза, кивком поздоровалась с Беатрикс и Амадеей: ну, что же, они должны положить начало - первое серьезное дело, в котором они самостоятельные деятели.
Флинт отчаянно желала увидеться с ними, возможно, при совсем иных обстоятельствах: вдыхая запах шиповника в кружке, забыть о политике, о том, что пишут в газетах и шепчутся по углам - день вчерашний переложить из уст в уста, рассказать о том, что сегодня, по красной рябине, снежной и холодной должна быть зима; но день иной, для иных свершений.
Главное - не дать слабину. Эфа всегда знала о своих слабостях - она не умела быть достаточно беспощадной и умела прощать. Сегодня ей предстояла зачерстветь: этого момента она ждала с замиранием и каким-то даже благоговением. Каждый взрослеет по-своему.
Вскоре они остановились, уже полностью готовые, взведенные, даже разгоряченные. Блеск глаз прятался за активным осуждением различных бесполезных сувениров и прочей шелухи, но на самом деле каждому из них было сложно поддерживать беседу: слова не лезли из горла. Они отвлекали.
- Есть, - коротко и слегка напряженно отозвалась Флинт на вопрос Остина. ответив сухим кивком. Неприятный вкус зелья все еще щипал губы, как на морозе, а их черты настолько размылись и стали однообразными, что он узнала Нотта лишь по хриплому от холодного воздуха голосу. План до безобразия прост. Лишь бы быстро и без случайностей.
Эфа набрасывает капюшон вслед за Остином и выдыхает. Ждет.
[nick]Efa Flint[/nick][icon]http://s3.uploads.ru/2AUES.png[/icon]

+6

4

Эта ночь была слишком беспокойной, чтобы оставаться одной. Эйвери совсем плохо спала, ощущая каждый звук и даже дыхания Остина совсем рядом сквозь сон. Она чествовала, как он теребил ее волосы и от этого ей казалось, что она в безопасности сейчас. Хотя и снились ей глупые сны.
День пролетел мимо ее, потому что мысли были заняты лишь одим. Заданием, очередным заданием.
Политика Альянса всегда отличалась радикальными методами – предатели должны быть наказаны. И Беатрикс прекрасно помнит своей первое собрание и весь тот шок, который она испытала тогда. Эти люди никого не щадят и, если твоя кровь грязная, не жди ничего хорошего. Но еще есть такой тип чистокровных волшебников, которые не ставят себя выше магглорожденных и полукровок, более того, считают всех равными независимо от чистоты крови. И плюс ко всему, уделяют слишком много времени магглам и их повадкам. Мерзкие осквернители крови, их Эйвери ненавидела так же, как и грязнокровок. Тебя наградили чистой кровью и родословной, а ты восхищаешься магглами.
Именно с такой особой и предстояло сегодня встретится молодым приспешникам Альянса. У них было четкое задание и план. Собственно, никаких препятствий не предвиделось, потому ничего сложного. По крайнем мере, так казалось самой Эйвери. Им предоставили шанс проявить себя и потренироваться. Как, собственно, и на всех остальных заданиях. Хотя, именно такой тип заданий девушке был совсем не по душе. Слишком все просто, слишком все очевидно, поймай-доставь-молодец. Хотелось бы побольше чего-то существенного что ли. Или она еще недостаточно проявила себя? Время покажет, а пока надо разобраться с предателями.
Она несколько подустала от этих однотипных заданий. Да и вообще порой чувствовала себя ручным песиком. Но идеи Альянса были слишком ей близки, она верила в эту организацию и чувствовала, что они вместе смогут много добиться. И отец всецело их поддерживает и слишком им предан, и они помогли вытащить деда из Азкабана. Хотя, последнее Бека до сих пор считает не лучшей идеей.
Они шли с Остином вдоль маленькой улицы. Сначала они встретились с Амадеей, Эйвери рада была, что, кроме Нотта, рядом с ней будет ее подруга, что еще больше ее успокаивало. Вскоре  они свернули на бульвар, где и встретились с Эфой.
Беатрикс несколько переживала на счет Флинт. Если, кто из них и оступится, то это точно будет она. Милая Эфа, она была слишком мягкой для таких заданий и, казалось, не способной замарать руки чужой кровью. Но, с чего-то же нужно начинать, верно? Оставалось, надеяться, что все пройдет четко по плану.
Зелье Остина оставило неприятное послевкусие на губах. Она ощутила покалывание лица и черты ее размылись. Поправив волосы, она накинула капюшон мантии на голову, прячась от холодного ветра. На горизонте появился Джагсон. Как по часам. Сводки верны: он шел в «Лавку Исторических Ценностей».
- Сделаю в лучшем виде, - девушка негромко ответила Остину. Если все пойдет, как и задумывалось, никаких проблем возникнуть не должно.
Она в голове уже прикинула примерный план своих дальнейших действий. Все должно пройти гладко. Ей не впервые оказываться в подобных ситуациях и не впервые придумывать на ходу. Когда-то в ней умерла актриса, но это совсем другая история.
Эйвери неспешно направилась к лавке и проскользнула внутрь вслед за Джагсоном. Он ее не заметил, даже не придал значения, общаясь о чем-то своем с продавцом. Бека отвернулась, сделав вид, что рассматривает товар. Но вместо безделушек она увидела того, кого быть здесь не должно. Стоун. Помимо всего прочего, еще и аврор. Она занервничала и сердце предательски начало биться быстрее.

+3

5

Обреченность. Нельзя быть таким наивным на финишной прямой своей жизни, не правда ли? В том, что конец близок, признаться, мужчина не сомневался. Сперва надоедливое, после – воспринимающееся чем-то обыденным и привычным ощущение непрерывной слежки, пристального внимания к его чуть грузной, вечно сутулой, съежившейся как-то фигуре. Кто он? Пешка. Нет, не та, которая доходит до края шахматной доски и становится ферзем, отнюдь. Та, которая доходит до края и падает. Он сотни, нет, тысячи раз представлял себе, как это произойдет. Милосердный зеленый луч самого яркого из непростительных? Нет, едва ли. Скорее всего, это будет показательная казнь. Забини соберет всех в зале, выступит обвинителем, первым вскинет свою палочку в дирижерском «Круцио!», насладится гримасой страдания предателя, а затем каждый из присутствующих произнесет какое-нибудь…нет, может не из непростительных, на них у молодых не всегда хватает смелости, но из жестоких, о да. Для того, чтобы быть жестоким, смелости не нужно. Нужны амбициозность, черствость и ощущение себя несчастным, обделенным. Этого у молодняка в избытке. Или, нет. На него объявят охоту. Подстерегут где-нибудь и покончат с ним тихо, незаметно и не очень аккуратно.
В Министерстве Магии ему сказали ждать. Расспросили. Выжали все соки. Предельно вежливо уточнили детали. Поморщились брезгливо, думая, что он не видит, пряча в стол дело с номером, который он не успел запомнить. Снова расспросили, снова покачали головой, понимая, что преступить Непреложный обет еще никому не удавалось и едва ли этот угрюмый, запутавшийся в понятиях добра и зла, немного напуганный, но полный решимости сутулый мужчина вдруг станет первопроходцем и свершит чудо, преодолев одно из самых сильных из когда-либо созданных заклинаний. Брат, помнится, сочувственно похлопал его по плечу. Был ли он рад? Или досадовал, что старший не сдох где-то в подворотне от рук тех, кого предал? Сказали, он будет под круглосуточным наблюдением и постоянной охраной. И потом обреченному стали чудиться и мерещиться тени, следящие за ним из-под широкополых шляп, капюшонов длинных неприметных мантий, из каждого угла, давно не зажигавшегося камина, пыльной книжной полки.
Сперва он вздрагивал и ежечасно хватался за палочку. Потом привык.
Начал снова выходить на улицу, мерять шагами покрытые брусчаткой мостовые, заглядывать в лавчонки, изредка сидеть в уютном пабе неподалеку от дома. «Глупо, - рассудил он, - забиться в угол и отсиживаться там, дожидаясь скорой смерти. Не лучше ли насладиться тем, что оставлено и встретить смерть в одном из любимых мест, с достоинством, как полагается чистокровному волшебнику?»
Вот только перестать сутулиться не вышло. И седины в висках прибавилось, а с нею – ощущения неминуемого конца, близкого, болезненного, скорого.
Предатель, подняв повыше воротник серого плаща и поплотнее кутаясь в оный, спасаясь от пронизывающего ветра, быстрым шагом прошел через парк, свернул на одну из улочек, на ту, где находилась «Лавка Исторических Ценностей». Старина Билл говорил, что должны подвезти из одной из экспедиций кое-что любопытное, и Джагсону не терпелось посмотреть, чем пополнилась коллекция товаров старого торговца. Сердце неприятно кольнуло, когда ботинки в последний раз коснулись каменной кладки, руки едва заметно задрожали, но мужчина не сбавил шаг, напротив, ускорился, казалось, еще немного, и бывший член Альянса сорвется на бег. «Сегодня? – Спрашивал он себя, запрещая озираться по сторонам и безуспешно пытаясь выпрямиться, - сейчас?» Так случалось не в первый раз, а потом не происходило ровным счетом ничего необычного и ему становилось стыдно за то, что он поддался панике. Уняв тремор, Джагсон уверенно распахнул дверь лавки, приветливо улыбнулся старине Биллу и позволил себе расслабиться, даже не обратив внимания на зашедшую следом девицу – наверняка одна из зевак, решившая погреться в тепле гостеприимной лавки. А добродушный старик уже раскладывал на прилавке свои сокровища, негромко посвящая одного из своих постоянных клиентов в подробности, связанные с той или иной из находок. Билл был словоохотлив, пожалуй, даже слишком. Кажется, раньше это не раздражало Джагсона, но теперь сказывались не то ночи, полные кошмаров, не то отсутствие каких-либо вестей от брата, не то то, что зашедшая следом, кажется, внимательно прислушивалась к беседе продавца и покупателя, не спеша покидать уютный магазинчик. Бросив на незнакомку короткий взгляд, предатель едва уловимо вздрогнул: ему почудился этот тонкий, едва уловимый запах Иллюзорного зелья. Неуклюже перебив разговорчивого старика, мужчина наугад выбрал какой-то из артефактов, вытащил портмоне и, вместе с ним, палочку и буквально сбежал из магазина, неловко прижимая одной рукой к груди пакет с покупкой и портмоне, а в другой нервно сжимая палочку.
Он даже успел выкрикнуть защитное заклинание, когда его на миг ослепила вспышка атакующего. «Охота началась, - подумал он, ударяясь затылком о крепкую дубовую дверь, безуспешно пытаясь сфокусировать взгляд на нападавшем, - или…нет. Охота закончилась.»
[icon]http://se.uploads.ru/cfKys.jpg[/icon][nick]Jugson[/nick][status]пешка[/status]

+5

6

Очередное патрулирование. Ничего необычного - аврор изредка косо поглядывает на часы скорее устало, нежели с нетерпением; его несколько клонит в сон, за последние пару дней было отчаянно мало отдыха и очень насыщенная программа.
Даже, наверное, чересчур.
Холодный воздух материализуется облачком пара. Кай отчего-то дышит ртом - не может надышаться; воздух проникает в легкие, но выдохнуть от чего-то трудно, колко. Перед закрытыми веками мелькает порт, и Стоун все реже моргает: только дышит и чувствует тяжесть, неприятную, вескую, сковывающую.
Быть может и сомневаются в нем - никаких "серьёзностей". Поставил под угрозу жизнь не только свою и теперь откровенно прозябает в бесконечных патрулях и прочих мелочах - неугомонная натура просила выход, которого ей не давали, а потому он прокручивал кольцо на пальце и старался прогнать из своих глаз выражение вселенской тоски, пускай не мученической, но все же весьма красноречивой.
Все внутри требовало движения, но ощущение, что его намеренно сдерживают, гложило изнутри. Молчал - не хотел спорить, чего-то ждал, пока не перекипит совсем. Неправильно? Да, возможно. Но пока терпение позволяет сцепить зубы и проглотить подозрения, аврор будет выжидать, лишь внимательно наблюдая за всем искоса и в упор.
Под ногами пролетела листовка - среди неубранных листьев, прыгающих по каменной кладке, она была нелепой, белой вороной. Давно уже не белый носок кеда ловко припечатал ее к земле: красочная, с кричащими буквами, несколько аляповатая. "Ярмарка, скоро ярмарка!" - кажется, срывала она горло условными знаками.
А ведь еще немного - и Рождество.
Пташка выдохнул и поднял с земли слегка надорванную бумагу - ветер мгновенно вырвал ее назад, подхватив вместе с жалкими скелетами бурой листвы.
- Прекрасно.
Он не стал следить за ней. Каждому дорога своя.
Кто-то идет быстро, спрятав нос несколькими слоями шарфа - чеканит шаг, спешит куда-то неизвестно куда; кто-то медленно прогуливается, останавливаясь у витрин - и только дети скачут вокруг, смеются звонко, задиристо, заливисто - петляют меж взрослых, с новеньким, блестящим воздушным змеем, одетым не по сезону в яркие цвета: раззявливал пасть на ветру, пытался пыхать мелкими искрами, крутился от сильных порывов.
Вдруг - вырывается, почуяв свободу; ветер гудит в его крыльях громкой, будто самолет на взлетной полосе: вперед, вперед! - но рука успевает ухватит его в прыжке, дергая разочарованного дракона назад.
- Не теряй, - передает мальчишке воздушного друга, глаза у того будто крупный галлеон. Кай только шаловливо подмигивает ему и другим детишкам - ладонь все еще греют остатки призрачного прикосновения теплых детских пальчиков и то самое выражение немой благодарности в широкой улыбке.
Улететь бы прочь, северным ветром в районы широких озер Уиндермира, убрать пустоцвет и немного облагородить яблоню к приближающейся зиме. Она уже слегка задичала, но все еще яблонька - птицы окрестных парков вдоволь напитались солнечными плодами за лето. Какая-никакая, а польза.
В улочку, мимо магазинов - эхом отбивается стук шагов. Буквально на секунду задерживается у одной из крохотных лавочек - видит, как внутрь следует опрятно одетый человек, явно потенциальный клиент при галлеонах. Стоун смотрит на него искоса - делает вид, что почти восторженно рассматривает ассортимент на большой, яркой оконной витрине, и интерес хозяина. который приметил аврора на улице, мгновенно угасает: одет он совсем непримечательно, небогато -  так, обычный зевака, заглянувший на огонек. Анимаг же сам изображает какую-то мнимую заинтересованность в товаре, краем уха вслушиваясь в то, происходит на улице вокруг, пытаясь магическим образом угадать, о чем ведется беседа в лавке: не всегда то, что передают люди из уст в ста это только слухи. Нужно профильтровать то, что слышишь и видишь - быть может, найдется тот самый золотой самородок.
Звенит еще колокольчик - в лавке новый одинокий посетитель. Взгляд такой же косой, как обычно смотрит человек на вошедшего - без искреннего интереса, просто отметить и обнаружить, однако все это только на первый взгляд: на самом деле Стоун внимательно разглядывает гостя, который нырнув внутрь, через витрину, как сквозь призму. Странное ощущение чего-то смутного знакомого неприятно щекочет нёбо, но Кай не может никак идентифицировать вошедшего: для него он призрак, безликий, с размытыми чертами, и ничего примечательного в нем нет. Единственное, что кажется знакомым - запах духов, легкий и свежий, шлейфовый - не с кожи, но на одежде. Оно щекочет нервы, и на секунду тревожно бьется в голове напоминание о старой-доброй паранойе. И эти глаза, этот взгляд, которым наградил его посетитель... они встретились лишь на мгновение, но молодой мужчина узрел там что-то, от чего охотничий пес принимает стойку и вслушивается, ожидая выстрел.
Даже теложвижения.
Где я мог ранее видеть тебя?
Ни за одну черту не ухватиться - много схожестей и различий, серая мышь - но есть и какие-то подсознательные приписки.
Аврор разглядывает то, что есть в лавке - будто бы полностью в своих мыслях. Но странное нечто не дает наконец отвлечься и выйти.
Кто?
Почему я задерживаю на тебе взгляд?
Первый человек как-то резко обрывает беседу: Кай понимает это по тому, как резко тот обрывает речь второго человека, не слыша интонаций и слов, только лишь по жестам нервным и взведенным. Волшебник не будет выхватывать палочку без острой на то необходимости.
Мужчина выкаскакивает на улицу, он будто готов бежать, бежать, как лисица от облавы; аврор сам того не понимая машинально выхватывает палочку, и сразу после этого его на секунду оглушает атакующим заклятием.
Взмах головой скидывает неприятное звенящее чувства в ушах, сверкнувшее защитные будто смяло, рассыпало вдребезги; две фигуры без лиц, непонятные и странные, исковерканные воздействием магии и готовые к драке - это не просто уличная стычка.
Серебристый лунь в мгновение ока исчезает, чтобы привести подмогу, а пальцы впиваются в кипарис, готовый мгновенно использовать "Protego" и атакующие - он смотрит в сторону нападавших и бросает вызов, выдохнув вместе с губами "Incarcerous".
Кто.
Вы.
Такие?

+2


Вы здесь » HP Luminary » Quest game » QUEST 8. «Война чужих идеалов».


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC