NICKOLAS MOORE: Николас, воспроизводя в памяти происходящее в этот день в раздевалке, будет оправдывать себя тем, что Мередит его попросту спровоцировал. Чёрт возьми, веди он себя адекватно, покажи он свой страх, моли о пощаде - Ник бы его не трогал, но он не на того нарвался, видимо. [читать дальше]
лучший мужской образ:

Albus Potter

лучший женский образ:

Lily Potter
действующие КВЕСТы:
Алира
Aleera Nott
Кай
Kaisan Stone
Николас
Nickolas Moore
Джордж
George Weasley
ссылки
Мы рады приветствовать вас на ролевом проекте по миру Гарри Поттера HP Luminary! Рейтинг игры может достигать NC-21.
Время в игре: зима 2022/2023 года, игра ведется как в Хогвартсе, так и вне его стен.

HP Luminary

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP Luminary » Flashback/flashforward » Can you do the right thing?


Can you do the right thing?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://a.radikal.ru/a27/1805/ac/1b15a77620ca.gif
потом я сделаю что-нибудь красивое xd

Действующие лица: Margaret Tugwood & Oliver Cartwright

Место действия: Хогвартс

Время действия: Начало осени, 2016 год

Описание: помогать кому-то - совсем не так просто, как могло бы показаться. Порой не хватает решимости, появляется множество отговорок и причин чего-то не делать. А потом ты находишь в себе силы наконец протянуть руку - и ее отталкивают. Видимо, принимать помощь - тоже одна из тех вещей, которым нужно учиться.

Предупреждения: -

[nick]Margaret Tugwood[/nick][icon]http://i66.tinypic.com/23j4kys.png[/icon][sign]


Seekers, finders
Which one are you?
Which one am I?
We are these endless riders
Some crack right through
Some of them try

https://78.media.tumblr.com/48838fded095bc58cecf9c52830b3f9f/tumblr_o9zv7dyzzN1vwz05wo1_250.gif

[/sign]

Отредактировано Margaret Palmer (2018-05-16 21:07:57)

+3

2

[icon]http://i63.tinypic.com/2s860pu.png[/icon]- Эй, как там тебя, Фартрайт? Ты откуда тут взялся?
- Идиот.
- Что, совсем никого из волшебников в родне нет? Даже соплохвостов никто не разводил? Ездовых, ахахаха. 
- Урод.
- Ты палочку-то знаешь, каким концом держать, полудурок?
- Грязнокровка.

Грязно-кров-ка. Слово-то какое дурацкое. И воняет какими-то дряхлыми учебниками по истории. В старой школе Эллиот как-то назвал Джимми Сонга узкоглазым, так шуму поднялось… Родителей в школу вызывали, листовки всякие раздавали про то, что мы все разные, и это очень здорово. Здорово, да. Зашибись просто. А тут... 

- На Слизерине таким делать нечего. 
- Выродок маггловский.
- Грязнокровка.

Красная капелька падает на смятый клочок пергамента – всё, что осталось от старательно записанной лекции про восстания гоблинов. Это вот эти вот, которые орут «грязнокровка» – самые настоящие гоблины. 
Капелька красная и совсем не грязная – до тех пор, пока Олли не пытается стереть её пыльным рукавом, только размазывая по пергаменту и смешивая с чернильными кляксами (он всё ещё не привык к перьям). Вот теперь да, пятно грязное, какого-то непонятного серо-бурого цвета. А так – кровь как кровь, у Паркинсона такая же текла, когда он ему тоже по носу попал. 

Олли со злостью комкает окончательно испорченный пергамент и как попало запихивает его в сумку. Собирает разлетевшиеся по полу вещи, морщится, ступая левой коленкой на каменный пол – больно и ткань форменных брюк неприятно липнет к ноге, но проверять, чего там, пока не хочется. Хорошо хоть штанина целая. 

Ну вот, перо сломалось. Опять. Надо всё-таки попросить маму прислать нормальных ручек, до каникул чтоб хватило. Раз уж раньше его из этой психушки не заберут. Может, написать ещё раз? Но буквы, выведенные красивым размашистым почерком, уверенной папиной рукой, однозначно говорили: «Обсудим всё на каникулах». А он что, он не нытик какой-нибудь, он уже взрослый, они так перед поездкой на Кингс-Кросс решили. Взрослый и самостоятельный, в школу вон далеко от родных уезжает. Сказали, поговорим на каникулах, значит на каникулах, куда деваться. 

Заляпанные чернилами из разбитой чернильницы (нет, ручки точно нужно попросить), пергаменты, перья и пара растрёпанных учебников тоже общей кучей отправляются в сумку, которая теперь не хочет закрываться. Мальчишка со злостью дёргает неподдающуюся «молнию», раздражённо бьёт кулаком по ни в чём не повинной тряпке и, прикрыв торчащее изнутри барахло откидным карманом, поднимается на ноги. Коленку прожигает вспышкой боли, и Олли шипит сквозь зубы. Перекидывает сумку через плечо и разворачивается, чтобы пойти… а куда? В гостиной эти придурки снова будут ржать и обзываться. В больничном крыле до тошноты милая бабулька опять начнёт причитать и сюсюкать, ну её. 

Так ничего и не придумав, Олли поднимается из подземелий и топает к одной из многочисленных оконных ниш. Бросает сумку на полу, а сам с ногами забирается на широкий подоконник. Прижимается к стеклу и разглядывает пустой сейчас школьный двор - на улице холодно и мерзко, прям как в слизеринских подземельях, там, правда, дождя нет, а на улице - есть. Глаза щиплет что-то мокрое – это из-за потревоженной карабканьем коленки, конечно же. Больно ведь.

Отредактировано Oliver Cartwright (2018-05-19 17:30:21)

+4

3

Маргарет все еще не слишком хорошо разбиралась в тонкостях работы школьных лестниц, и порой ей казалось, что и коридоры в этом странном месте то и дело меняли свое положение. Конечно, всегда можно было попросить помощи у старост или старшекурсников, но Тагвуд не хотелось задавать слишком уж много вопросов - казалось, это выдаст, что ей здесь не место.
По этой причине чаще всего девочка задавала вопросы говорящим картинам - она так и не поняла до конца принцип их работы, явно не имеющий ничего общего с обычными видеороликами, но непонимание не мешало нелепо выглядящим людям с картин стать для нее верными союзниками в борьбе со странным и незнакомым. Оказалось, стоило потерпеть лишних пять минут болтовни ни о чем (почти то же самое, что и общаться с дедушкой Джо), и они с радостью отвечали и на вполне конкретные вопросы, или же подсказывали, где еще можно найти эти ответы. А еще - и это для Мэгги стало большим, но крайне приятным сюрпризом - портреты любили сплетничать ничуть не меньше, чем живые люди, и пока это было весьма интересным, если не полезным.
- ...да-да, а вы видели, КАК они дрались? Кулаками, словно какие-то магглы! Никакой культуры! Вот в наше время... - тонкая и бледная дама в синем необычайно низким и надрывным голосом внушала что-то своему соседу по картине, старику в нелепом фиолетовом колпаке, слава богу, их сейчас такие носить не заставляли. Старик лишь глубокомысленно качал головой, позволяя даме считать, что соглашается с каждым ее словом, но собственное мнение о ситуации хранил при себе. Стоило Мэг показаться в коридоре, как дама замолкла, но узнав знакомое лицо, смело разговорилась вновь, обращаясь уже к маленькой Тагвуд, а не к молчаливому старику.
- Вот уже в который раз, мисс, вот уже в который раз я наблюдаю это отвратительное зрелище, и я спрашиваю вас, ПОЧЕМУ я должна терпеть ТАКОЕ?! - картинно прижав руку ко лбу, дама рухнула в подобии обморока на изображенный на картине стул, давая старому волшебнику шанс проявить галантность и поймать ее, но тот благоразумно покинул рамку, удалившись в поисках более спокойных соседей. Дама лишь печально вздохнула, после чего продолжила как ни в чем не бывало:
- Этот несносный мальчишка вновь затевает драки, пачкает пол и даже не убирает за собой! А ведь какая наглость - попасть на Слизерин, и бесчестить наш славный факультет подобным образом!
Маргарет оглядела столь драматично описываемое место драки - чернильное пятно на полу, плохо видимое из-за слабого освещения в этих коридорах, да небольшой обрывок пергамента - не так уж много улик. Но почему-то Тагвуд не сомневалась, что столь пламенная речь шла о ее сокурснике Оливере. Почему-то за столь недолгое время именно он успел собрать больше всего неприятностей.
Отчасти в этом было что-то хорошее для самой Маргарет - по крайней мере, никто даже не пытался придираться к ней и расспрашивать ее о родственниках. Возможно, сыграла роль ее фамилия - такую же к удаче девочки носила волшебница, изображенная на коллекционных карточках от шоколадных лягушек. Самой Мэгги эта карточка в купленных лягушках так и не попалась, но девочка не особо сожалела - в чем смысл известности, если ты носишь дурацкое имя "Сахарисса", а все, за что тебя знают, это средство от прыщей?
С другой стороны, не признать, что Картрайту доставалось чаще всего ни за что, было невозможно. Несколько раз, когда это происходило в слишком уж явных случаях и в присутствии большого количества людей, Мэгги даже думала вступиться, но всеобщий смех - не столько злобный, сколько скучающий - явно намекал, что тогда в меньшинстве останется не один Картрайт, а они вдвоем. Учитывая, как Маргарет работала над тем, чтобы произвести на местных ребят хорошее впечатление, подобная безрассудная стратегия явно не была бы лучшей. А сейчас, когда никого потенциально опасного рядом не было, отсутствовал и сам Оливер. Может, если все было бы иначе, Мэгги и смогла бы ему чем-то помочь...
- Две лестницы наверх и налево. Окна в том коридоре выходят во двор, - голос старика, неожиданно возникшего на картине рядом, оказался удивительно мягким, и Мэгги поняла, что до этого момента ни разу с ним не общалась.
- Вы имеете в виду Оливера?... - непонимающе спросила она, явно не до конца желая следовать по незапланированному маршруту. Старик лишь кивнул, после чего вновь пропал с портрета, оставляя даму в синем причитать дальше, пусть и значительно тише. А Мэг, вздохнув, двинулась к лестнице, не до конца понимая, почему она это делает.
Картрайт действительно сидел на одном из подоконников, и коридор был успокаивающе пуст. Недолго помявшись на месте, Маргарет направилась к сокурснику, на ходу придумывая, под каким предлогом к нему обратиться - кажется, у него чернила вытекли, а может, и чернильница разбилась; может, стоит предложить новую или... Картрайт выглядел совсем не как кто-то, кому нужна новая чернильница, и чем ближе она подходила, тем очевиднее это становилось. Замерев в метре за его спиной, Мэг не решилась подойти ближе.
- Ты - плачешь? - в порядке?... - кто-то когда-то говорил ей, что мальчишки не любят, когда их спрашивают о слезах, а потому Маргарет вовремя исправилась, но учитывая ситуацию, ее вопрос прозвучал немного нелепо, и она это понимала.
- Больно, да? - вот это уже казалось более уместным. Мэгги сделала небольшой шаг в сторону Оливера, не желая слишком уж нагло влезать в его личное пространство и гадая, может ли она хоть чем-то реально помочь.

[nick]Margaret Tugwood[/nick][icon]http://i66.tinypic.com/23j4kys.png[/icon][sign]


Seekers, finders
Which one are you?
Which one am I?
We are these endless riders
Some crack right through
Some of them try

https://78.media.tumblr.com/48838fded095bc58cecf9c52830b3f9f/tumblr_o9zv7dyzzN1vwz05wo1_250.gif

[/sign]

Отредактировано Margaret Palmer (2018-05-28 04:45:14)

+2

4

Через школьный двор летит чья-то маленькая взъерошенная сова. Потоки ветра так и норовят отнести её куда-то в сторону, а она упорно рвётся вперёд, торопится доставить письмо своему хозяину. Олли так удивился, когда узнал, что волшебникам носят почту настоящие живые… не голуби, нет. А совы. И что при всей магии они до сих пор любят обычные письма. Ну и чернила, да. Привыкшим к кнопкам клавиатуры и экрану телефона пальцам было очень трудно не наделать клякс, не сломать перо и не порвать острым кончиком пергамент. И, конечно же, это тоже становилось поводом для насмешек для застрявших в средних веках одноклассников из семьи волшебников. Хотя, он бы, наверное, тоже смеялся над кем-то, кто не знает, как пользоваться тем же мобильником?
Сова справляется с очередным порывом ветра и скрывается где-то в стороне высокой башни Рейвенкло. Интересно, а что было бы, если бы Шляпа его туда отправила? Тамошние умники бы тоже издевались? Хотя, там, говорят, на входе в гостиную вместо пароля нужно разгадать загадку – а Олли на таком вечно тупил, особенно когда надо было быстро отвечать. А для рейвенкловцев это, небось, ещё хуже родителей-магглов было бы. Как же в этом Хогвартсе всё по-дурацки устроено. А сначала Оливеру тут очень понравилось. Поездка в школу казалась целым приключением, кареты без лошадей очень заинтересовали своим устройством, и Олли всё больше казалось, что он в этаком интерактивном музее истории. Они в такой научный ходили всей семьёй прошлым летом. Там можно было потрогать всякие штуки, посмотреть разные опыты и узнать их научное объяснение. Олли очень понравилась модель вулкана, а мама всё пыталась оттащить его от искрящей тёмной субстанции. Вот и тут так же: за вечер и на паровозе прокатишься, и в карете посидишь, и на лодке поплаваешь, глядя на становящийся всё больше и больше замок. В общем, здорово было. Пока не стало страшно, несправедливо и больно.
Рядом раздаётся чей-то голос. Оливер вздрагивает, стукаясь лбом об оконное стекло, торопливо вытирает рукавом мантии глаза и поворачивается к Маргарет – окликнувшей девчонкой оказалась именно она.
Олли смотрит с недоумением, не понимая, чего Тагвуд от него понадобилось. Да, она была ничего, по сравнению с остальными, не насмехалась и даже подсказала как-то на Чарах, что он неправильно ставит ударение в заклятии левитации. Но в общем-то они особо не общались, что в ситуации Картрайта было скорее плюсом. Он не знал даже, была ли Мэг из одной из этих волшебных семей-задавак. Правда, в поезде он купил шоколадную лягушку – очень странная штука, еле смог её поймать, чтобы съесть, но в результате было вкусно, - и там Картрайту попалась карточка с какой-то гламурной ведьмой с дурацким именем и фамилией вот как раз Тагвуд. Так что наверняка очередная древняя волшебная семейка, никуда от них не деться.
- Нет, блин, щекотно, - огрызается Олли, потому что совсем не понимает, чего Мэг от него надо, и не знает, чего от неё ожидать. А ещё он не только из-за насмешек в гостиную не пошёл, а прячется тут – стыдно на глаза кому-то показываться в таком виде, тем более девчонке. Ну и вообще – ну глупый же вопрос, больно ли ему. Ну, правда.
- Чего тебе? – грубит Олли даже не из желания задеть, скорее по привычке. И прячет за грубостью недоверие и обиду – за время, проведённое в Хогвартсе, он мало чему пока что успел научиться, но зато привык отовсюду ждать подвоха. Тут ведь даже лестницы ставят подножки.
[icon]http://i63.tinypic.com/2s860pu.png[/icon]

+2

5

- Ничего мне, - Маргарет не слишком похоже передразнила голос самого Оливера, но не столько из желания нагрубить в ответ, сколько из-за непонимания, как продолжать нормальный разговор в такой ситуации. Ну не ссылаться же на выжившие из ума портреты, которые ее сюда отправили? Да и звучало бы, наверное, так, словно без них она приходить сюда и не подумала бы.
Впрочем, если задуматься, слова Картрайта звучали довольно обидно. Если уж кому что-то и было нужно в этой ситуации, то не самой Маргарет. Ведь не она сейчас сидела и пыталась делать вид, что не плакала мгновения назад; не ее почти ежедневно задирали однокурсники; в конце концов, даже ее чернильница была вполне целой, не то, что у Оливера. Кажется, единственное, что действительно требовалось Маргарет - перестать, наконец, сочувствовать этому упрямому Картрайту.
В конце концов, чем он был лучше того же Паркинсона? Вместо того, чтобы обратиться к декану или хотя бы старосте, Оливер ведь и сам дрался и обзывал других. Пусть и в ответ, да, но ведь вел себя как дурак - значит, это все было, ну, немного честно что ли? Только вот словно "честно" упорно не желало казаться уместным в этой ситуации. Потому что когда тебя постоянно задирают, пусть даже ты реагируешь на это как дурак, честным это не становится. Потому что тех, кто задирал Картрайта, было много, а вот на стороне Оливера не было никого. Хотелось бы, конечно, чтобы на риторический вопрос "если не я, то кто?" внезапно стал единственно правильным ответ "кто угодно другой" - только вот здесь и сейчас никого другого не было. Только сама Маргарет, размышляющая, обижаться или нет ей на какие-то дурацкие слова. В таких условиях перестать сочувствовать Картрайту никак не получалось. Вздохнув, Мэг сделала шаг к подоконнику - и заодно к самому слизеринцу.
- Но может тебе что-то нужно? - вариантов, приходивших на ум ей самой, было не так уж и много, а уж самым ожидаемым от Картрайта и вовсе являлось какое-нибудь очередное "бубубу отвали блин" или что-то похожее, но - кто знает? Может и Оливер умеет нормально отвечать на вопросы. Правда, возвращаться к теме драки не очень хотелось - слишком уж болезненной она была для Картрайта во всех смыслах. Но всегда можно было начать с чего-то условно нейтрального, разве нет?
- Ну, например, хочешь, дам тебе свои записи лекций? Ну, если твои вдруг залило чернилами? Ну или можно попытаться убрать пятно, но - Мэг замялась, не желая выдавать позорные подробности, что, пытаясь избавиться от неаккуратно поставленного чернильного пятна, стерла всю домашнюю работу по трансфигурации - у меня пока получалось только полностью очистить лист, так что лучше соглашайся на мои конспекты.
Как ни удивительно, на лице Оливера не получалось прочитать счастье от столь щедрого предложения. Конечно, нельзя было исключать вариант, что для чтения ее конспектов требовалось длительное время внимать в извилистые линии ее почерка, и Оливера не радовала подобная перспектива, - но эта версия казалась слишком уж неправдоподобной. Да и откуда ему знать, как выглядят ее записи, если раньше она ни с кем ими не делилась?
В очередной раз оглядев Оливера, который сидя на подоконнике напоминает очень сердитого и обиженного воробья, Мэг сделала очередной нерешительный шаг вперед и, выдержав небольшую паузу, наконец пробормотала:
- Ну и тебе, наверное, надо в больничное крыло. Сходить с тобой?
[nick]Margaret Tugwood[/nick][icon]http://i66.tinypic.com/23j4kys.png[/icon][sign]


Seekers, finders
Which one are you?
Which one am I?
We are these endless riders
Some crack right through
Some of them try

https://78.media.tumblr.com/48838fded095bc58cecf9c52830b3f9f/tumblr_o9zv7dyzzN1vwz05wo1_250.gif

[/sign]

Отредактировано Margaret Palmer (2018-11-09 01:21:56)

+2

6

Оливер фыркает на слова Маргарет и отворачивается обратно к окну. Ответная резкость вполне ожидаема, он, можно сказать, сам на неё напросился. А раз ничего ей, значит Тагвуд сейчас уйдёт, куда там она шла, оставив его разглядывать школьный двор сквозь брызги дождя на стекле, правда ведь? Очень увлекательное занятие, знаете ли.
Вновь раздавшийся голос Маргарет заставляет Оливера обернуться и удивлённо уставиться на девчонку. Почему она не ушла? Явно же обиделась на его грубость. Стоит вон, хмурится и смотрит неодобрительно. Всё-таки нужно что-то?
Однако Тагвуд предлагает помощь ему, отчего удивление на лице Олли вновь сменяется подозрительностью. Взаимовыручка как-то не в моде в этой школе, тем более на Слизерине. Но Маргарет вроде как выглядит искренней, да и в чём ей-то выгода теми же конспектами делиться? То есть, Оливер может, конечно, придумать парочку вариантов, но так и параноиком стать недолго. Он же в свою очередь всё-таки не в том положении, чтобы отказываться от помощи, даже если принимать её стыдно и боязно. Конечно, лекцию он вполне мог бы попросить сам, например, у Моргана. Вот только между гостиными Слизерина и Хаффлпаффа ползамка, и неплохо бы, пожалуй, не поругаться хоть с кем-то на собственном факультете. Он здесь, конечно, наверняка надолго не задержится, но всё равно, до Рождества ещё не один месяц, и если есть возможность хоть как-то облегчить себе существование, ею стоит воспользоваться.
Так что, подумав, Оливер всё же не произносит первым пришедшее в голову «да не нужны мне твои конспекты, отстань». Вместо этого он вспоминает свой залитый чернилами, перепачканный кровью и неаккуратным комком валяющийся где-то в недрах сумки пергамент и хмыкает:
- Да моим записям уже ничего не поможет. Ну, если только очистить пергамент как раз и написать на нём заново, - хотя его и показать-то Маргарет стыдно будет, у неё-то наверняка все записи в порядке и строчки ровные, буква к букве, как у примерной ученицы. Картрайт, правда, не знает, почему так думает, никогда не обращал внимания, даже если случалось, что сидели на уроках рядом. Всегда больше увлечён был занятием – даже нудной историей – чем разглядыванием чужих бумажек. Но почему-то всё-таки кажется, что он прав. 
- Кто вообще придумал… - Оливер не договаривает «эти дурацкие чернильницы», вовремя прикусив язык. Для Мэг это ведь вполне может быть единственно возможный и удобный способ письма, - Ну, в общем… Спасибо, - Олли улыбается, пытаясь скрыть за этим неловкость. И почему что-то такое вроде бы простое даётся так сложно?
А Мэг этого как будто бы мало, и вот она, помявшись, уже предлагает что-то новое – теперь уже сходить с ним в больничное крыло. Идти туда всё ещё совсем не хочется, ни одному, ни с компанией, но Оливер и сам понимает, что отказываться попросту глупо. Синяки и царапины – это, конечно, ерунда и само пройдёт, но если уж находишься в школе магии, а волшебники от таких пустяков научились избавляться на раз, не воспользоваться этим – чистой воды идиотизм. К тому же, если он придёт не один, может, сердобольная медсестра поменьше нотаций читать будет. Или наоборот, больше слушателей, больше усилий, хм. Оливер с нарочитой небрежностью пожимает плечами.
- Ну, если,у тебя других дел нет,ты никуда не торопишься, то пошли.
Он спрыгивает с подоконника, делая вид, что это не составляет для него никакого труда, хотя разбитая коленка явно против, и подбирает с пола сумку. В какую сторону идти, Картрайт понимает безошибочно – эту дорогу он запомнил одной из первых.
- Интересно, когда мы будем изучать лечебные зелья или заклинания там, - просто чтобы не идти в тишине, произносит Оливер, - ну в смысле, постоянно же что-то происходит, на полётах или на зельях тех же. Медсестре гораздо проще, если ученики по мелочи сами себе помочь смогут, - добавляет, чтобы не заострять внимания на том, зачем это нужно конкретно ему.
[icon]http://i63.tinypic.com/2s860pu.png[/icon]

+2


Вы здесь » HP Luminary » Flashback/flashforward » Can you do the right thing?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC