http://33.media.tumblr.com/tumblr_m8h5w5fE2q1qeiocm.gif
Кристиан Бейл | Christian Bale

Theodore Richard Nott | Теодор Ричард Нотт
Тео


Chapter I
Общая информация


• Дата рождения и возраст:
13.06.1980 - 42 года

• Место обучения, факультет, курс либо год выпуска: Хогвартс, Слизерин'98

• Место рождения/проживания: фамильное поместье Ноттов

• Место работы, должность: глава отдела международного магического сотрудничества; владелец борделя в Лютном переулке

• Чистота крови: чистокровен

• Лояльность: "Альянс 28"


Chapter II
Внешние данные


• Цвет глаз: темно-карие

• Рост: 183 см

• Цвет и длина волос: темно-каштановые, зачесанные назад, коротко стриженные

• Телосложение: атлетическое

• Краткое описание: Теодор - высокого роста, не склонный к полноте, постоянно поддерживающий свою форму тренировками (фехтование). Он умеет располагающе улыбаться, но, в тоже время, может одним взглядом показать свое не самое радужное отношение к вашей персоне. Правильные черты лица, прямой нос, тонкие губы. Всегда гладко выбрит - не отращивает ни усы, ни бороду. Развитые мышцы плечевого пояса и сильные руки (привык держать в руках тяжелый двуручный меч).
В выборе одежды довольно консервативен и предпочитает холодные и темные цвета.


Chapter III
История персонажа


• Ближайшие родственники:
Кантанкерус Нотт - дед. Мертв.
Ричард Нотт - отец. Мертв.
Лукреция (Розье) Нотт - мать. Мертва.
Эван Розье - дядя. Мертв.
Киран Розье - двоюродный брат.
Тайлерсон Розье - двоюродный племянник.
Вивьен Розье - двоюродная племянница.
Дафна (Гринграсс) Нотт - жена.
Остин Нотт - сын.
Алира Нотт - дочь.
Ветка Ноттов со стороны дяди Горация:
Гораций Нотт - дядя. Мертв.
Тиррелл Нотт - двоюродный брат.
Кольберт Нотт - двоюродный племянник.

• Биография: Теодор родился в семье Ноттом, что сразу же определило его дальнейшую судьбу. Дед, Кантанкерус, который не дожил до рождения внука, автор знаменитого справочника "Священные 28", всегда казался недосягаемой величиной, был примером в семье. Отец, Ричард Нотт, с детства рассказывал сыну вместо сказок именно историю их Рода, а заодно и про другие чистокровные семьи. Свою мать Теодор никогда не знал и видел только на портрете: она умерла во время родов, и отец так больше и не женился. Надо сказать, что Ричарду, когда у него родился сын, было уже за 50: однокурсник Тома Риддла, один из его первых сторонников, он был слишком занят покорением магического мира, чтобы обращать внимание на брак. Поэтому брак был поздний, но наследник - долгожданный и любимый, и Ричард старается посвящать все свое время Теодору: тем более, что "дело его жизни" рухнуло в доме Поттеров.
Теодор рос тихим ребенком, который любил учиться и слушать отцовские истории. Ему было комфортно вместе с отцом, и он не искал общества других детей, хотя Ричард возил его к друзьям и их семьям, знакомил Теодора с другими наследниками. Пожалуй, что лишь с Блейзом Забини маленький Теодор нашел общий язык, да с Дафной Гринграсс, и уже в Хогвартсе его можно было часто видеть именно в их компании.
Первые всплески магии были замечены у Теодора в возрасте семи лет, и с тех пор отец понемногу занимался с ним, рассказывая и объясняя, на личном примере показывая различные заклинания, которые вызывали у всегда спокойного Теодора настоящий восторг. В 11 лет Теодор получает письмо из Хогвартса, а в школе магии шляпа определяет его на Слизерин, который заканчивали его отец и дед. Теодор старается учиться, показывая хорошие результаты, не желая подводить отца. Даже по так ненавистным ему зельям, уходу за магическими существами и прорицанию, что Теодор считает для себя пустой тратой времени - он никогда не свяжет жизнь ни с чем подобным. Летние каникулы отец и сын проводят вместе, и, имея возможность колдовать, Теодор осваивает уже совсем иные науки, которые не преподают в Хогвартсе, но которые его так интересуют и в которых так сведущ Ричард.
События в Хогвартсе и "избранный Поттер" Теодора трогают мало: вплоть до Турнира Трех Волшебников. Именно после него он узнает тайну своего отца: что Ричард - Пожиратель Смерти. И, даже после стольких лет обмана, Теодор не отвернулся от отца, прекрасно понимая, что это - тоже его наследие, и он также должен соответствовать. Нет, у него никогда не было метки, он не фанатично разделял взгляды Пожирателей, но Теодор был готов на поступки, которые от него так и не потребовались. А уже в следующем году, в Отделе Тайн, схвачен Ричард Нотт и посажен в Азкабан. Это становится для Теодора ударом, и он сходит с ума от беспокойства: как его уже не молодой отец переживет все тяготы магической тюрьмы? А следом уже меняется отношение к его семье и к нему самому, но Теодор все равно гордо поднимает голову и идет вперед. Его выдает лишь взгляд, брошенный на Поттера и его компанию - взгляд, полный ненависти. Тогда в его жизнь входит дядя Гораций, который становится опекуном Теодора до его совершеннолетия. Впрочем, родственники не стремятся и не спешат налаживать связи, и Теодор возвращается на каникулы в пустое поместье, проводя лето в одиночестве. Почти в одиночестве, не считая визитов его друзей - Блейза Забини и Дафны Гринграсс.
Дафна Гринграсс нравилась Теодору всегда, а, оставшись в изоляции, ощутив одиночество в полной мере, он стал все больше к ней тянуться и искать ее общество. Теодор молчаливым соглядатаем следует за ней по коридорам, несет ее учебники, садится с ней за парту на уроках, слушает ее рассказы и всегда готов помочь с домашним заданием. А еще через год он уже идет не позади нее, а рядом, держа ее за руку, а во второй все также несет ее учебники.
Зимой к нему возвращается отец: из Азкабана совершен новый массовый побег, и Ричард оказывается в числе сбежавших. Теодор с болью замечает, как отец постарел, как стал сдавать, и от того растет его решимость помочь ему, стать его поддержкой в такое непростое время. Теодор занимается еще усерднее, осваивает легилименцию и окклюменции, тренируется в своем первом круцио, понимая, что обратной дороги у него уже не будет. Но это был его осознанный выбор, и он ни о чем не жалел.
Битва за Хогвартс заканчивается полным и окончательным разгромом Пожирателей, а Теодор, стоя на коленях, все пытается крепко сжимать холодную отцовскую руку, умоляя Ричарда подняться. Его попытки тщетны, и кто-то оттаскивает его за плечи от трупа отца - так Теодор остается один, сын Пожирателя Смерти, на кого косятся с подозрением, кого вызывают давать показания бесчисленное количество раз, чье имущество частично оказывается конфискованным. Теодор понимает, что он не имеет права сдаваться, что он должен продолжить Род, что должен остаться на свободе: не зря же Ричард сам не стремился к тому, чтобы его сын получил метку как можно скорее. И Теодор старается изо всех сил, понимая, насколько все хрупко и зыбко, что упускать момент нельзя - слишком велик сейчас риск сорваться в омут и не выплыть.
Теодор сохраняет часть своего наследства, особняк, а также свою свободу. Он идет стажером в отдел международного магического сотрудничества, а также делает предложение Дафне Гринграсс, что явно не стало для нее сюрпризом, хоть Нотт никогда не заговаривал с ней об этом (женщины всегда все лучше знают еще до того, как ты об этом произнесешь вслух). Свадьба была скромной, а медовый месяц совпал с его первой командировкой, но, надо сказать, что разъезжать с ним по странам Дафне понравилось, и совместные путешествия становятся их семейной традицией. А уже спустя год у все еще молодоженов родился сын - Остин, а следом и дочь - Алира. Дети также путешествовали с родителями, переезжали с места на место, и Теодор с Дафной старались давать им все только самое лучшее, сами их воспитывали и поощряли все их начинания.
Однако дети растут, и вот они уже получают свои письма из Хогвартса, а семья возвращается в Британию, где Теодор стремительно идет вверх по карьерной лестнице. Казалось бы, что все уже устаканилось и идет хорошо, но встреча в 2015 году с Блейзом Забини становится для Теодора роковой. Надо сказать, что он ничего не забывал, пряча это глубоко в себе, а мелово-бледное лицо убитого отца до сих пор приходит к нему в кошмарах. Да, тогда Теодор ничего не сделал, но вовсе не потому, что не хотел, а потому, что не смог. Сейчас же в его руках определенная власть, и ее может стать еще больше, и это - уже шанс! Поэтому Теодор соглашается принять участие в реализации идеи Блейза - так появляется "Альянс 28".
У него никогда не было секретов от Дафны - он всегда доверял жене, он чувствовал ее поддержку, он нуждался в ней, и именно Дафне он рассказывает первой об их с Блейзом идее. Но тут Дафна не может его понять в полной мере: Гринграссы не были замешаны, они не теряли, их не разбивали и не топтали, и доводы жены Теодор пропускает мимо ушей, уже приняв свое решение и намереваясь идти по выбранному пути. Чуть позже поддержкой ему станет сын, а дочь скорее примет сторону жены, также не понимая, как отец мог замыслить нечто подобное и принимать в этом участие. Руки Теодора уже в крови, но совесть его не мучает, а в кошмарах он все также видит мертвого отца - не успел, не помог, не защитил.


Chapter IV
Характер персонажа


• Стремления: восстановить "статус-кво" по отношению к уважаемым чистокровным семьям, утвердить над магической Британией новую власть.

• Привычки: не завтракает, ограничиваясь сигаретой и чашкой крепкого кофе; утро начинает с чтения газет, а заканчивает вечер сверкой бюджета своего предприятия;

• Основные черты характера: собранный, прагматичный, жесткий, целеустремленный, решительный.

• Характер: Теодор привык носить маску, не демонстрируя своих истинных чувств и эмоций. Лишь близкие знают, каков он на самом деле, как заразительно умеет смеяться, как его лицо искажается гримасой душевной боли. Он с детства привык держаться будто в стороне от общества, не доверяя, не доверяясь. Да, у него полно знакомых, что совершенно не означает, что именно это является его целью. Да, он часто бывает в центре внимание, но это - часть его работы, и Теодор относится к подобному, как к работе, отдыхая совершенно иным образом, вдалеке ото всех и уж точно не собирая вокруг себя толпу.
Он не тяготится собственным одиночеством и спокойно может проводить вечера в библиотеке за чтением книги. Только этих спокойных вечеров в его жизни не так уж и много, но Теодор относится к подобному скорее философски. Он охотнее посещает игорные заведения, нежели приемы, но на последних все равно бывает чаще. Бокал с шампанским, разговоры о политике, танец с женой, а потом уединиться с Дафной в чужой библиотеке, будто они не женаты двадцать лет, а все еще подростки, которые никак не могут оторваться друг от друга. Да, спокойный и размеренный Нотт вспыхивает, как спичка, и тут жена знает, какие струны надо задевать, чтобы добиться такого эффекта и звучания.
Семья для него - на первом месте, и ради семьи он готов всегда и на все. Сначала - любящий сын, а потом - любящий муж и отец, Теодор не видит в близких недостатков, старается, как может, помогать им и поддерживать, не доставлять хлопот и проблем (отец на сына никогда не жаловался). Также он печется о репутации, стараясь, чтобы о факте его владения борделем не узнала широкая общественность, чтобы его имя было не замарано еще больше - и того же Теодор требует от домашних, становясь в этом вопросе крайне принципиальным.
Теодор мыслит на несколько шагов вперед, не склонен принимать импульсивные решения и действовать под гнетом эмоций. Он не умеет прощать и забывать, а также просить прощения. Он тяжело доверяется и доверяет, а еще очень болезненно переживает поражения, предательства и потери, чего старается не демонстрировать. Вообще, Теодор очень многое держит в себе и привык к самоконтролю, стараясь трезво оценивать и анализировать свои поступки, извлекая уроки из промахов и ошибок. Он не спешит со всеми делиться своим мнением, а еще никогда никому ничего не доказывает, имея на все то самое свое мнение и считая ниже своего достоинства вступать в споры. Поступки Теодор ценит намного больше слов, и можно сказать, что он хороший друг: во всяком случае, за годы дружбы с Блейзом у них не было никаких крупных ссор.


Chapter V
Артефакты и навыки


• Волшебная палочка: 12 дюймов, сердечная жила дракона, бук.

• Артефакты: кольцо-печатка главы рода Ноттов (портал в фамильный особняк), зачарованный галлеон (носит на шее на цепочке - обжигает кожу в случае смертельной опасности), запонки с черной шпинелью (подарок жены: Дафна сказала, что это будет приносить мужу удачу - так ли это на самом деле, неизвестно, но Теодор в это верит и запонки носит почти постоянно), серебряная булавка для галстука (когда-то принадлежала отцу - дополнительный щит от заклинаний для носителя - зачарован на магии крови, то есть действует только у Ноттов).
В подвале поместья хранится ларец с почти истлевшей палочкой: именно ею когда-то давным-давно предок Ноттов Лазарус заложил первый камень в основание особняка. Это создает дополнительные охранные чары, которые охватывают все поместье, делая его магическим местом уже самим по себе.

• Домашние животные: филины Фобос и Деймос, парочка домовых эльфов - Рэнд и Айла.

• Способности: Теодор - талантливый боевой маг, который знаком с темной магией и применял непростительные заклинания. Поэтому патронус у него уже никогда не получится, но Теодор об этом не жалеет: свой путь он уже выбрал. Он хороший дуэлянт, который умеет принимать нестандартные решения во время боя, обладая познаниями в щитовой магии и трансфигурации. Легилимент и окклюмент, обученный лично отцом, Теодор никого не пускает в свои мысли, а также не гнушается тем, чтобы узнать чужие. Владеет невербальной магией, что дает ему преимущество в бою. С первого раза сдал свой экзамен на трансгрессию. Знаток истории магии (что совершенно неудивительно, учитывая, в какой семье он родился, и кем был его дед).
Теодор - тактик и стратег, неплохой психолог и манипулятор. В силу своей профессии выучил несколько иностранных языков - романская группа (французский, испанский, итальянский). Опытный фехтовальщик - с детства отец учил Теодора обращаться с холодным оружием. Хорошо играет в карты и в шахматы.


Chapter VI
Дополнительная информация


• Связь с вами: действующая почта в профиле.

• Есть ли у вас желание участвовать в квестах и основной игре? да.

• Есть ли у вас ещё персонажи на этой игре? нет.

Пример игры

Их осталось совсем немного: лишь горстка от былой силы и мощи, которой когда-то был Орден. И многие из тех, кто стояли с ним плечом к плечу, уже сгинули. И большинство сгинуло не на войне: пучина сражений пощадила их, отпустив из своих кровавых объятий домой. Домой, где их ждало бесчестие и смерть! Разве мог кто-то подумать, что они все повернуться против них? И Церковь, чьи интересы они защищали, ради которой и был предпринят последний провальный поход? И король Франции, которому выделялись средства и была оказана поддержка во время бунта? Удары в спину следовали один за другим, и Орден падал, устремляясь в бездну. Теперь их белые плащи с красными крестами, которыми они продолжали гордиться, которые значили для них многое, приравнивались к одеянию черни, если не хуже, и их цвет потускнел от всей той грязи и позора, которые на них выливали долгие семь лет, пока длился процесс..
Их погибло слишком много: в застенках, при попытках спастись или оказать сопротивление. Никто не церемонился с героями былых крестовых походов, разом отказавшись от славного прошлого, поверив лживым наветам, распространяя эту ересь, которую они называли "процессом". Нет, они еще были живы, они еще дышали. Многие скрылись, увозя с собой наследие Ордена: королю Франции не достались те горы золота, о которых он грезил, когда его воины врывались в Тампль! Алчный папа римский не добрался до манускриптов и свитков, которые хранились и передавались со времен Гуго де Пейна - первого Великого Магистра и основателя Ордена. Возможно, когда-нибудь, в будущем, Орден возродится, восстав из пепла, словно птица феникс, но для этого им нужны средства и основа, которая послужит ступенью подняться из этой бездны, куда они летели сейчас..
Де Моро, командор отряда, прошедший последний крестовый поход, которого выделял лично Великий Магистр, и не подумал покидать пределы враждебной Франции. Он слишком много лет отдал Ордену, чтобы где-то на чужбине предаваться скорби и воспоминаниям. Если Ордену суждено погибнуть, то он погибнет вместе с ним. Но один де Моро умирать не собирался: он заберет с собой как можно больше врагов! Оказывается, это были вовсе не сарацины, а те, кто ждали их дома, чтобы прибрать к рукам их богатства, их тайны, чтобы разрушить их мир и предать их позору. Великий Магистр держался достойно все эти годы, но сколько ему лет? В их времена уже сорокалетний считается долгожителем, а де Моле уже за семьдесят. Да, его дух - силен, но тело? И те признания, о которых кричали на каждом углу Парижа наверняка по приказам короля..
Они все ждали суда, но не верили в чудо, и приговор не стал для них чем-то необычным - все к этому шло, все было затеяно ради такого, но.. но костер? Этот позор, этот удар пережить было трудно, а допустить - вот самый страшный грех для любого из тамплиеров, кто еще жив, кто в силах держать свой меч и кричать "beau séant"! И предатели не дождутся такого! Ни за что! Де Моро готов был сделать все, чтобы отбить Великого Магистра и приора Нормандии, которым суждено было взойти на костер на Сите, где на берегу уже сооружали трибуны для тех, кого бы самих стоило возвести на тот костер!
Их подготовка началась уже давно: верные тамплиеры держали связь друг с другом через постоялый двор в пригороде Парижа. Его владелец, похоронив двух сыновей-рыцарей, получив помощь из Тампля, не собирался забывать и отказываться ни от памяти, ни от помощи. Он передавал записки, предоставлял кров и прятал. Мсье Фуке, сам старик, уже ничего не боялся и не собирался представать перед Божьим Судом тем, кто малодушно отвернулся от тех, кто никогда не отворачивались от него. Именно он на эту роковую ночь перед казнью предоставил свой постоялый двор только для тамплиеров, которые уже несколько дней, как были здесь, съезжаясь с самых разных уголков Франции. Они знакомились друг с другом, узнавали друга друга, обнаруживая общие воспоминания о тех или иных событиях. Их всех подбирали не просто так: они должны были отбить Великого Магистра и приора Нормандии из костлявых алчных лап тварей, что засели у кормушки власти! Де Моро лично их выбрали и только он знал их всех по именам..
Погода была премерзкая: холодный ветер, ледяной дождь, а температура к ночи явно упала. Кутаясь в плащ, де Моро покосился по сторонам, а потом слез с коня, привязывая его к коновязи, не сомневаясь, что потом старик о нем позаботится. Постоялый двор был тих, но в доме горел свет, и рыцарь отправился к нему, замирая у двери, снова прислушиваясь, положив руку на эфес меча, чтобы быть готовым к любой неожиданности. Стук - один короткий и два длинных, и вот уже дверь открывается, а мсье Фуке, торопливо озираясь, кивает головой и чуть улыбается, давая знать, что опасности нет. Де Моро быстро заходит в помещение, и дверь за ним тут же захлопывается, а он снимает с головы капюшон, приглаживая короткие поседевшие волосы.
- Командор Гийом, - старик улыбается, а на его глаза наворачиваются слезы: именно де Моро командовал тем отрядом, в котором погибли его мальчики, и он принес ту скорбную весть в дом Фуке. Нет, старик не винил никого, не сомневаясь, что его мальчики сражались храбро и достойно, что их командир сделал все, чтобы спасти каждого, кого можно было спасти, но.. но их память теперь марали, и это старика убивало!
- Все здесь? - де Моро похлопывает старика по плечу в знак поддержки, но оба понимают, что это конец - конец тамплиеров, и боль от этого почти невыносимая - до хриплых криков, до горла, сжимающегося в спазме, до раздирающихся на части души и сердца.
- Все здесь, командор Гийом, все, - старик всегда его так называл и продолжает называть, а в этом обращении такие же нотки, как и раньше - смесь гордости и уважение, и на мгновение де Моро будто погружается в прошлое, когда тамплиеры еще были теми, кто стоял на страже христианского мира, кто показывал пример, на кого хотели равняться и походить. Видение мелькнуло и исчезло, оставляя горечь и отдавая тупой болью где-то внутри.
- Леон прибыл? - рыцаря Леон он знал давно и хорошо, и именно ему де Моро собирался доверить командование вторым небольшим отрядом, который будет зажимать в тиски повозку, что повезет на казнь Великого Магистра и приора Нормандии. В ответ старик снова кивает и указывает ему на дверь в конце узкого небольшого коридора, и де Моро следует туда первым делом, проходя мимо братьев, которые вскакивают один за другим, а потом тихо шепотом передают друг другу его имя. Через пару часов они все выступят в свой последний крестовый поход..
Дверь открывается со скрипом, а в комнате не слишком светло, хотя горят несколько свечей. Де Моро входит почти одновременно со стуком, притворяя за собой дверь, а на его жестком лице появляется подобие улыбки.
- Леон, брат мой! - рыцарь поворачивается, и улыбка спадает с его лица. Де Моро с жадностью вглядывается в незнакомое лицо, а в голове проносятся тысячи мыслей! Одно ясно - это не Леон! Какой бы ни был свет, сколько бы не прошло лет и что бы не происходило, он узнал бы того, кто бился под его началом! - Кто ты? Где Леон? - де Моро быстро выхватывает меч из ножен, принимая боевую стойку и тут же оглядываясь по сторонам. Их предали? Постоялый двор уже окружен? Ногаре сюда созвал всех солдат поди! Им точно не выбраться тогда.. но умирать было не страшно: страшнее было подвести Магистра!

Отредактировано Theodore Nott (2017-12-28 14:56:55)