До сих пор бережно хранимое спокойствие магической Британии и её жителей, кажется, первый раз за двадцать лет дает серьезный сбой. На сцене появляются новые лица и влекут за собой цепочку странных и необъяснимых на первый взгляд событий. Пропадают люди, судьи подвергаются изощренному шантажу, кого-то переманивают из лагеря в лагерь, пропавшие возвращаются, но перестают быть самими собой и ведут себя слишком странно, чтобы это можно было оставить незамеченным. Ещё никто не решается ничего говорить вслух, однако многие чувствуют неосязаемые, но необратимые перемены, которые влечет за собой почти каждая новая заметка в газетах. Что это, новая мировая угроза? Революция, чей-то план? Общее настроение похоже на бомбу замедленного действия, и никто не знает, когда сработает детонатор и все тайные замыслы обратятся в явь.



ОЧЕРЕДНОСТЬ В КВЕСТАХ:
QUEST 5. «Halloween!» - Greenadine Hodge до 20.01
QUEST 6. «Merry Christmas» - Colbert Nott до 21.01
QUEST 7. «Дикая охота» - Josephine de Grasse до 17.01
QUEST 8. «Война чужих идеалов» - Plamen Angelov до 19.01
Эпизод месяца: "Merry Christmas"



Лучший пост: "Дикая охота"
Berthold R. Borgin


Мы рады приветствовать вас на ролевом проекте по миру Гарри Поттера HP Luminary! Рейтинг игры может достигать NC-21.
Время в игре: конец октября 2022 года, игра ведется как в Хогвартсе, так и вне его стен.
Остин
Austin Nott
Алира
Aleera Nott

Кайсан
Kaisan Stone
Уилфред
Wilfred Dwyane Solo

HP Luminary

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP Luminary » Quest game » QUEST 6. «Merry Christmas»


QUEST 6. «Merry Christmas»

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s7.uploads.ru/6SnqU.jpg

Рождественские каникулы – время подарков и приятных сюрпризов. Старый замок не оставляет без оных и «Red Snakes», развернувших в древних стенах активную деятельность и отправивших в больничное крыло под благовидным предлогом немало студентов из числа магглорожденных или полукровных волшебников.  В одном из многочисленных укромных уголков замка Гвен обнаруживает вход в давно заброшенные «комнаты наказаний», которые частенько любил вспоминать бывший завхоз Хогвартса, мистер Филч. Согласитесь, это невежливо и неприлично – отказываться от подарков, пусть даже и таких щедрых, как этот.
Финн предлагает соратникам рождественское развлечение. Это почти как праздничный пирог, только со вкусом чужого страдания и собственной почти безграничной власти. Мара, действуя согласно плану, составленному Марком, заманивает гриффиндорского полукровку Северина в заброшенные комнаты. Кто хватится одного из студентов в пору частых визитов в Хогсмид, тайных свиданий и полного отсутствия учебы?
Взрослым, впрочем, редко есть дело до детских забав.

Дата: 22.12.2022
Очередность:
1 круг: Гвен, Финн, Марк, Дагмар.
2 круг: Гвен, Финн, Марк, Дагмар, Кольберт, Остин, Северин.

+3

2

Наверно, стоило поехать домой на этих каникулах. Но признаться, у Гвендолин не было никакого желания появляться в родительских пенатах и уж тем более присутствовать на многочисленных приемах, о которых ей писала матушка. Возможно, в другое время она бы смога побороть это свое нежелание и отправиться домой, видит Мерлин, она бы даже нашла чем себя развлечь на этом сборище…приеме высших слоев. Но нет, эти каникулы были не тем случаем. Ей попросту не хотелось никого видеть и уж тем более не хотелось видеть своего жениха, который как раз планировал посетить Англию. От последнего и вовсе появлялся какой-то зуд под кожей, и хотелось лишь еще плотнее закрыться в комнате, куда бы он не мог попасть.
Она уже не помнила, что именно сочинила в том письме. Что-то про исследование в области зельеварения или чем-то таком, лишний раз убеждаясь, что родители совершенно не интересуются ее жизнью. Интересовались бы, прекрасно бы знали, что Зелья она на дух не переваривает и лишний раз наедине с котлом точно не останется. Увы, тех интересовали лишь ее отметки, а они были довольно сносными по этой дисциплине, спасибо Поттеру. И снова этот зуд, только уже где-то в мыслях. Гамп давно пришла к выводу (ну как давно, пару месяцев назад, плюс-минус) что в последнее время ее проблемы связаны исключительно с парнями. Впрочем, о каких проблемах может идти речь, если с одним она практически не общается, а второму отправляет какие-то формальные ответы на его письма.
В общем, на этих каникулах Гамп решила отдохнуть, посвятить время себе любимой и конечно квиддичу. Ничто так не прочищает мозги, как быстрый полет. Нельзя сказать, что ее вид после такого полета остался женственным (взлохмаченные волосы и порозовевшие щеки то еще сочетание), хотя она честно пыталась привести себя в порядок, прежде чем входить в замок. И наверно, именно по этой причине решила свернуть не в тот коридор, дабы избежать лишних глаз. И тут случилось неожиданное, после какого-то поворота она поняла, что банально заблудилась. Как первокурсница, ей даже самой смешно стало от осознания данного факта. После получаса блужданий и нет, возвращаться обратным путем она не собиралась, тут включилось какое-то затаенное упрямство, что выход определенно должен быть где-то впереди, она чуть ли не кинулась обнимать одну из дверей показавшуюся впереди. Та точно должна была вывести ее в нужный коридор, Гвен была в этом уверена. Ровно до того момента, как толкнула массивную дверь. И сразу же чихнула, а потом еще раз, потому что в помещении, а это был, увы, не желанный коридор, было ужасно темно и пыльно. Ей даже пришлось зажечь один из факелов, чтобы понять, куда она попала. А вот тут и началось самое интересное.
Комната казалась заброшенной, однако начинку имела довольно интересную. Почему-то ей сразу вспомнились рассказы старшекурсников о древнем или попросту старом бывшем завхозе, который любил пытать учеников. Знаете эти школьные байки про потайные комнаты и пытки в стенах школы? Как оказалось, истина ушла не далеко от вымысла. Венди не знала, пытали ли здесь кого-то, хотя помещение говорило само за себя, и как давно это происходило, судя по пыли и паутине давно, но поразмыслить было над чем. Проведя здесь еще какое-то время, осматривая, гхм, достопримечательности прошлого школы, Гамп все же отправилась обратно в гостиную, не забыв по пути связать волосы лентой, дабы хоть немного привести их в порядок.
Людей в гостиной Слизерина было не так много, скорее даже мало. Оно и понятно, большая часть учеников разъехалась по домам. Гамп отнеся метлу в спальню, вернулась обратно в гостиную, расположившись возле камина. Открытие, сделанное ею, не давало покоя. Она никогда не была сплетницей, но увиденное, так и просилось поделиться с кем-то.
- Финн, помнишь байки старшекурсников про пытки в школе в прошлом, - как бы невзначай начала Гвендолин, привлекая к себе внимание, - у нас в школе действительно есть комната пыток. Настоящая. Не понятно только, почему ее до сих пор не разобрали, если это все в прошлом. Может, кто-то в тайне мечтает вернуть старые порядки? Нет, серьезно. пыточная в школе. Хогвартс умеет удивлять.

+7

3

Рождество. Этот праздник до поступления в Хогвартс не играл в жизни Финна особого значения. Другие дети – по крайней мере большинство их – привыкли к пышным семейным собраниям с кучей разнообразных блюд и не меньшей кучей рождественских подарков. Для Финна все ограничивалось скромным ужином с родителями, иногда к ним заходили редкие гости. Подарков же могло и не быть вовсе. Что тут сказать, жизнь тяжелая штука, когда твои родственники проиграли войну, на которую поставили все. Тогда мало кто думал, что все пойдет не по плану: Темный Лорд побеждал, успешно захватил Министерство Магии и лишь горстка глупцов осмеливалась ему противостоять.
С началом учебы в Хогвартсе все изменилось. Теперь у него был целый круг сверстников, с которыми можно было веселиться, шутить, устраивать нелепые выходки. В декабре Хогвартс был пропитан атмосферой праздника вплоть до самого фундамента. С самого первого курса Финн то и дело остается в волшебном замке на каникулы, не спеша в угрюмый и стареющий фамильный особняк. Видеть вечно недовольную рожу отца, выслушивать его причитания: кому захочется в такой дом? Лишь иногда парень делал исключение и посещал любимую матушку. Эти рождественские каникулы – его крайние в Хогвартсе, парень решил не делать исключением, а полностью посвятить их празднику: повеселиться в шумной компании, может нарушить пару другую школьных правил, поиздеваться над кем-нибудь. В общем, неплохо так развлечься.
Зима вообще была его любимым временем года. Каждый сезон прекрасен по своему, но белый снег вызывал у Финна чувства умиротворения, в какой-то степени действовал даже успокаивающе, отгонял от него те неприятные мысли о собственной кончине, нередко посещающие его. Зимой он реже заходил в библиотеку, предпочитая прогуливаться по снежным просторам угодий замка, в одиночку или с компанией. А что может быть прекраснее после таких прогулок погреться в тепле каминного огня в общей гостиной факультета, завернувшись в теплое одеяло и попивая горячий шоколад? Иногда ему казалось, что это глупое занятие для будущего темного владыки. Но у кого нет своих маленьких слабостей?
Гвен застала его именно за таким занятием: Финн сидел у камина, в руке была кружка с согревающим напитком, на душе было спокойно, а читаемая им книга увлекательна. Слова девушки, бывшей его хорошим другом – именно другом , Финн ненавидел это слова «подруга», оно отдавало чем-то дурным, портя значение слова - уже несколько лет, заставили его отвлечься от приятного время провождения. Парень быстро оглянулся, и приложил палец к губам, мол не так громко. У стен есть уши. Юноша отвел Гвен в сторонку и убедился, что рядом никого нет. Можно было, конечно, навести чары, делающие их разговор доступным только им, но Яксли счел это излишним. Комната для пыток оказалась не просто мифом, полузабытой легендой волшебного замка, а реальностью, если верить Гвен. Врать ей особого смысла нет, тем более ему. Но убедиться и взглянуть на все своими глазами ему уже не терпелось.
- Никому ни слова о нашем разговоре и о твоей чудесной находке, - Финн зловеще усмехнулся. – Дорогу туда помнишь? Сможешь найти путь? Сначала только найдем остальных.

Отредактировано Phineon Yaxley (2017-11-27 23:00:07)

+7

4

И всё получится,
И всё завертится,
Сначала весело,
Потом повесишься.

Идея отметить Рождество в гостиной Гриффиндора с самого начала показалась Марку чертовски привлекательной. Компания Мары и пары бутылок огневиски из коллекционной партии собственной вискикурни родителей, заранее доставленных в школу и тщательно припрятанных на территории красно-желтого факультета до поры до времени, просто не оставили шанса иному времяпрепровождению. Даже запланированное заранее романтическое свидание с очаровательной блондинкой с шестого курса, обещающее весьма интересное продолжение, не составило конкуренцию перспективе отметить праздник с лучшим другом. Использовав максимум своего обаяния, красноречия и несколько иные, но не менее полезные в общении с дамами умения, Марк успел закончить эту развлекательную часть, включающую близкое взаимодействие с одной из представительниц прекрасного пола, до того, как стрелки башенных часов показывали шесть вечера. Весьма довольный собой и проведенным временем с девушкой, он направился прямиком в гостиную, улыбаясь и насвистывая под нос одну из рождественских песенок.
Огневиски и низкие пузатые стаканы для оного были извлечены из тайника, умело оборудованного «новыми мародерами» еще на шестом курсе прямо в общей спальне для мальчиков, безалкогольный пунш для непьющего виконта был приготовлен заранее, найти легкую закуску в школе в Рождество не составило большого труда, потому не мучая себя особенными приготовлениями, парни расположились прямо у камина, даже не думая скрываться, благо на праздники в школе не было почти никого.
Руквуд не любил отмечать Рождество с родными, да и назвать эти пышные приемы, организованные успешным бизнесменом и его супругой, семейным праздником в узком кругу не получалось даже с большой натяжкой. С одной стороны, прекрасно знавший историю своей семьи и то, через какие тяготы прошли бабушка и родители, чтобы добиться подобного положения, Марк прекрасно понимал стремление старших родственников к подобной жизни. С другой, не смотря на в меру открытый характер и все свое обаяние, он не любил подобные сборища, которые надоели ему уже в двенадцать, а участившиеся в последнее время разговоры о поиске подходящей невесты для юного мага еще больше ослабляли желание появляться в стенах родного поместья. Именно поэтому Марк не стал утруждать себя написанием витиеватых фраз и пространных заверений, а просто проинформировал семью о своем намерении остаться в школе, на что к своему удовольствию не получил никаких возражений.
Неспешные разговоры у камина под отменный огневиски, плескавшийся в бокале жидким янтарем, компания лучшего друга - почти идеальное Рождество для студентов львиного факультета. Осталось только найти приключения на две персоны и все - рецепт отличного праздника готов!
- Я думаю, мне стоит допить эту бутылку, а после нам нужно одеться и направиться на улицу, - Марк улыбнулся другу, пламя камина заиграло на темно-золотистой радужке глаз, делая их почти желтыми, - просто пойдем, Мара.
Он мягко подтолкнул друга в плечо, залпом осушил свой бокал и резко вскочил, едва не потеряв равновесие, чем вызвал смешок у виконта, а через мгновение уже смеялся сам.
- Держу пари, виконт Байо, я сделаю это быстрее, чем ты, - сказал Руквуд, отсмеявшись, - и я об одежде. Пошли на улицу, там сейчас должно быть просто шикарно. Я устрою тебе файер-шоу, если там не будет лишних глаз.
Марк дождался, пока виконт поднимется с раскиданных на полу пледов и подушек, и они вместе направились в сторону спальни, чтобы одеться потеплее перед тем, как пойти на улицу.
- А еще в Хоге должен был остаться Яксли, насколько я помню. Родители что-то писали мне об этом, - вспомнил Руквуд, когда они уже спускались из гриффиндорской башни, - да и Гвен не планировала возвращаться домой.  Можем их поискать и сообразить себе какое-нибудь развлечение всем вместе.
Марк подмигнул своему другу, и оба парня направились по коридору, ведущему в Большой зал, где они надеялись найти своих соратников по Красным змеям.

Отредактировано Mark Oktavian Rookwood (2017-11-29 08:20:03)

+5

5

И всё завертится,
петля закрутится,
сначала стерпится,
потом полюбится.

Я пишу письма: тебе, сестре, братьям и, конечно же, маме, присылаю подарки, рассказываю неправду что о жизни своей, что о планах, наклеиваю на конверты фальшивые почтовые марки, вписываю заранее оговоренные адреса, это все – рождественская и новогодняя мишура, да, папа? Приезжать домой по-прежнему слишком опасно, мне еще нет восемнадцати, мною все еще можно шантажировать и тебя, и твою корпорацию, я знаю, ты хочешь как лучше, папа, я все понимаю, правда, у меня даже есть прошлогодняя летняя семейная фотография, мы там все улыбаемся, смотрим счастливые прямо в камеру, помнишь, ты говорил: «мы сами творим реальность», особенно документальную, не правда ли?
Я привык оставаться в замке, с такими же неприкаянными шататься по коридорам и закоулкам, пугать задремавших призраков, угощаться безалкогольным пуншем, болтать с портретами вековой давности, играть в прятки, ходить в веселый праздничный Хогсмид и объедаться там сладостями, соревноваться в меткости: кто кинет снежку точнее и дальше, рисовать на снегу «ангелов», а потом вытряхивать снег из-за шиворота, из шапки и из карманов мантии.
Знаешь, папа, я тут по-своему счастлив, в этом самом придуманном из настоящих: мне нравится разворачивать полученный от Люси небольшой, но неизменно теплый и милый подарок: в тисненой обложке книга по истории магии, любовно связанные шарф с перчатками, фотоальбом, сделанный собственноручно долгими осенними вечерами, вышитое одеяло: рыжий, алый, снитч и бладжер; сидеть у камина в гостиной с Индрой, Куберой и петлеруким Ямой; избивать в коридорах неслучайно попавшихся под руку, оставшихся в замке на праздники полукровок, вкладывая в это благое и душу, и страсть, и силу, на страх отвечать насилием; оставаться вдвоем в пустых, целовать, до боли впиваясь в доверчивые вишневые, зарываться пальцами в волосы, сперва взглядом, после губами касаться ключиц, плеч, бледной чувствительной кожи, как и душа обнаженной – разумеется, папа, из этих всех я не напишу тебе ни единого слова, я сочиню для тебя другое, более правильное, праведное, соответствующее этикету и принятым в обществе нормам нравственности и морали, ты мне поверишь на слово, ведь я тебя никогда не обманывал, всегда ограничиваясь не ложью, но полуправдами.
Мне пора.
Идти.
Праздновать.
Еще несколько дней до светлого двадцать пятого,
письма будут доставлены в срок,
прочтены, все слова в них будут поделены надвое,
а потом и вовсе забыты, стерты делами более важными,
заботой о безопасности
благотворительным балом
корпоративом добровольно-принудительно праздничным
деловыми встречами, звонками, контрактами
мне пора идти, папа
рождение господа нашего Иисуса Христа
праздновать.
В школе почти никого не осталось. Я знаю, где-то по коридорам шатаются Гвен, может быть – Гринадин и, конечно же, Яксли с Паркинсоном. Кольберт или уехал на Рождество в Нотт-мэнор или заперся в кабинете зельеварения, продолжая эксперименты с каким-нибудь зельем, пока не придет пора собираться – он всегда уезжает до двадцать пятого. Как и Арктур Алексис. Бросаю взгляд на часы: шесть, без пятнадцати.
Я как раз спускаюсь в гостиную, когда ты там появляешься: после улицы и поцелуев в школьных полупустых раскрасневшийся, с галстуком, сбитым куда-то набок, со своим неизменным очарованием. Мы сидим у камина: гостиная только для нас двоих, подушки удобнее, чем глубокие скучные кресла, ты пьешь огневиски, мы болтаем о чем-то совсем несерьезном и ни разу не важном, ты вспоминаешь, что забыл сдать перед началом каникул какое-то дополнительное задание, я говорю, мол, нужно бы выпить за это, и мы выпиваем. Безалкогольный пунш празднично-терпко-пряный. Через пару-тройку часов, чудится мне, ты все же немного пьяный, самое время одеть зимнюю мантию, прихватить перчатки, шарф потеплее и шапку и пойти пошататься вокруг нарядного, будто пряничного в Рождество, замка. Ты читаешь мои мысли и сразу же их озвучиваешь, предлагая пойти прогуляться, упоминаешь Яксли, он, дескать, остался в замке, как и малышка Гамп (ты ходил на свидание с ней раз или два, как ты умудряешься с ними всеми «остаться друзьями», это особая магия, да, Марк?), можно собраться, сбиться в голодную до развлечений хищную стаю, сделать что-нибудь запрещенное, пусть нельзя, разве это когда-нибудь нас останавливало? Я смеюсь, что мы будем первыми и самыми главными подозреваемыми, а вслух, разумеется, соглашаюсь, толкаю легко в плечо, обгоняю на лестнице, первым влетаю в спальню, чуть было не забываю перчатки, в последний момент рассовываю их по карманам, смеюсь, ожидая тебя у порога, на шею небрежно набросив шарф: ты держал пари, Марк, и ты проиграл, ты, мне кажется, друг мой, совсем безнадежно пьян, давай уже, собирайся, иди сюда и не споткнись о подушку, да. Действительно, кто их здесь разбросал.
Знаешь, бают, мол, если долго всматриваться в какую-нибудь из бездн,
та сперва засмущается, а после уже, осмелев, по самую душу всмотрится через зеркало или что-то еще другое
в тебя.
Мы сворачиваем за угол,
говорим «привет», чуть лоб в лоб не сталкиваясь
с (не к ночи помянуты будь) Гамп и Яксли.
Первая сияет, как начищенный новенький медный котёл номер два.
Второй улыбается так, как скалятся люди, у которых есть какая-то (не из добрых)
тайна,
вот-вот готовая стать
общественным
достоянием.

+6

6

Видимо на нее все же действовала скука, иначе какая еще могла быть причина влезть во все это? Впрочем, а куда она влезала? Пока она просто делилась интересной информацией, а как известна, информация в нашем мире вещь ценная. Конечно, это не значило, что она планировала что-то получить от Яксли в данный момент, но, кто знает, сейчас она чем-то поделилась, потом и он. Обычная змеиная логика, хотя, тут скорее дело было даже не в далекой выгоде, а в банальной скуке. Гамп что-то нашла, поделиться не с кем, а тут Финн. Чем не повод. К тому же, готовиться придумывать очередное письмо родителям ей совсем не хотелось, а значит, нужно было занять себя чем угодно, только не этим.
Кажется, Яксли воспринял все излишне серьезно или у того уже появились мысли о том, где это знание можно использовать. Вон как глазки загорелись, Гамп все видела, видела, но порой молчала, а тут еще и сделала многозначительную паузу. Если уж она развлекается, то почему бы не выдержать эффектную паузу. Хотя, она не особо понимала, что эта комната могла им дать.  Ну да, прикольно, пытали там кого-то лет сто назад, им-то что? Тот факт, что они оба состояли в одной интересной организации, Гвен как-то подзабыла. Точнее, она всегда помнила об этом досадном недоразумении, но старалась как можно меньше времени уделять этому вопросу. У нее обычно есть гораздо более важные дела, да и к змеям ее занесло не по идеалистическим причинам. Так что, в этой направленности Гвендолин сейчас даже не думала.
- Сомневаюсь, что кого-то заинтересует пыльная комната, - усмехнулась Гвен, уже понимая, что друг задумал что-то. Вопрос был лишь в том, насколько его идея была легальной и не запрещенной, - думаю, что смогу. Хотя, обнаружила я ее совершенно случайно. Это видимо, как с Выручай-комнатой, про которую написано в книгах. Правда, тут вряд ли магии, просто у того, кто строил эту школу, явно была любовь к лабиринтам, - пожала плечами девушка. Возвращаться обратно у нее не было особого желания, но все лучше, чем скучать в гостиной.
Они выходят из слизеринских подземелий, поднимаясь по лестнице, и после очередного поворота чуть не утыкаются в Байо и Руквуда. Как говорится, на ловца и зверь бежит? Видимо, у красных змей настроена какая-то своя волна связи, иначе, как объяснить такое внезапное столкновение.
- А мне казалось, все уже давно сбежали в свои родовые поместья, но, видимо, Финн, наш дурной пример заразителен, - смеется Гвен. Они, конечно, планировали искать оставшихся в замке змей, но Гамп как-то даже не задумывалась кого именно. Она не особо интересовалась тем, кто останется на каникулах. Чем меньше народа, чем было лучше. Хотя, против компании соратников змей она ничего не имела против. Даже странно, учитывая то, как она была против того, чтобы в этой организации состоял Альбус. Но, это слишком сложно. Все слишком сложно.
- Как смотрите на то, чтобы совершить небольшую экскурсию в одно удивительное место? – загадочно улыбнулась слизеринка, надеясь, что Финн не проболтается раньше времени. А то весь эффект неожиданности пропадет, а Гамп бы посмотрела на удивленные лица Дагмара и Марка.

+2

7

За окном зима-зима,
На небе сказочном луна.
Горит свеча, вокруг темно,
А мы встречаем рождество.

- Как смотрите на то, чтобы совершить небольшую экскурсию в одно удивительное место?
Затея с походом на улицу благополучно забывается, стоило только Марку уловить слова «экскурсия» и «удивительное место». Разошедшийся по венам жидким огнем алкоголь не мешает заметить довольное выражение лица девушки, странный блеск в ее глазах, а нетерпение Яксли ощущается настолько явственно, что парень даже невольно улыбается, наблюдая за своим родственником. В этом простом вопросе Руквуду слышатся обещание и тайна, которые могли бы скрасить их времяпрепровождение в школьных стенах, и ожидание его не обманывает, когда оба соратника по Красным змеям выкладывают историю о своей чудной находке.
Настоящие пыточные комнаты, к тому же заброшенные! Это точно должно было быть интересным, и легкий тычок локтем под ребра от виконта подтверждает, что самый близкий друг испытывает схожие с ним чувства.
-  Только интересно ли нам будет просто шататься по пыльной комнате? – внезапная мысль превращается в слова за доли секунды, – может быть стоит найти особенную компанию для того, чтобы наша маленькая экскурсия запомнилась… надолго?
Красные змеи умели и любили развлекаться, так почему не воспользоваться таким удачным стечением обстоятельств? Недобрые улыбки, одна за другой озарившие лица юных магов, стали одновременно лучшим подтверждением собственных мыслей и ответом на поставленный вопрос. Возможно стоило обдумать план чуть тщательнее и подготовиться, но кому это интересно, когда кровь горячит предвкушение безудержного веселья, искрами покалывающее кончики пальцев, обтянутых тонкой кожей перчаток? Дело остается за малым - найти кандидата на главную роль в сегодняшней вечеринке Красных змей, и так кстати Байо вспоминает об увиденном ими обоими Северине.
Марк даже не помнил его фамилию, только это странное имя. Хрупкий и тихий мальчишка, которого запомнить-то с первого раза не удавалось, настолько он был неприметный, чем не идеальная жертва? Только как остаться не узнанными и не поймать большие проблемы, вылететь с седьмого курса – весьма сомнительная перспектива, но. Одна маленькое «но» решало больше, заставляя мозг работать и формировать из отрывочных мыслей самый настоящий план.
- Мы поступим так, - мысли наконец-то сложились в схему, и Марк спешил поделиться с остальными - Гвен, ты сейчас подробно расскажешь нам, как найти это чудесное место, а потом отправишься туда вместе с Финном. Я вижу, что ему прост не терпится туда попасть.
Брюнет рассмеялся тихо и подмигнул своему родственнику.
- А мы с Марой найдем Нотта, он еще должен быть в замке. И расскажем ему о находке, - парень оглядел присутствующих и, не услышав возражений, продолжил, - после этого мы поищем Северина и приведем его к вам. Я думаю, лучшего кандидата на роль гвоздя нашей маленькой, но очень интересной программы, сейчас мы просто не найдем. Кроме того, я почти уверен, что у Нотта есть какое-нибудь волшебное зелье или его модификация, чтобы наш очаровательный гость не вспомнил на утро наши прекрасные лица.
Озвучив свои мысли до конца, Руквуд улыбнулся Маре, которому должен был прийтись по душе его план, в противном случае виконт, приученный с детства действовать осторожно и выстраивать стратегию собственного бытия таким образом, чтобы не стать помехой в делах своего отца, вставил бы свое веское слово.
Тем временем Гамп придвинулась ближе, чтобы даже случайно прошедший в этот момент студент или преподаватель не смогли бы услышать ни слова, и в подробностях рассказала, как найти путь к комнате для пыток. Выслушал девушку с максимальной внимательностью, гриффиндорцы кивнули и, договорившись о встрече в условленном месте, развернулись и отправились в сторону лабораторного кабинета для занятий зельеварением.

+2

8

Blood and tears
They were here first
Mm, what'd you say?
Mm, that you only meant well
Well of course you did
Mm, what'd you say?
Mm, that it's all for the best
Of course it is

Я вслушиваюсь в звуки тайны, и, разумеется, соглашаюсь: этому вечер можно расцветить, отпраздновать и украсить
рождением новой ноты беспричинной слепой злобы, традиционной подростковой жестокости
не просто разбитыми в кровь кулаками, лицами, сломанными носами и/или пальцами, а нейтральной, но умами озлобленными примененной магией (в мире волшебников, бают, некоторые из заклинаний не прощаются, но достаточно активно употребляются в бытовой повседневности войн)
обманом
приятной компанией
запахом страха и вкусом запекшейся грязной крови
любовью
всепоглощающей
христовой
Я киваю, Финн усмехается, Гвен улыбается тоже, но мыслями девочка там, глубоко в себе, а не с нами, я не знаю, как так случилось, что она оказалась в нашей компании, быть может, она кого-нибудь защищает или хранит в своем храбром сердце какую-то нелицеприятную тайну, мне кажется, в будущем, взрослыми будучи, мои нынешние товарищи будут пытать её, выдирая руками и помыслами грязными из сердца ее и души признание. Но, быть может, все будет совсем не так. Я этого никогда не узнаю, почему бы тогда мысли эти совсем не оставить, просто, бездумно, самонадеянно наслаждаясь происходящим?
Гвен рассказывает, как нам добраться до пыльных, темных, в своих стенах еще сохранивших тайны, Финн кивает в ответ на продуманный четкий план Марка, мы ненадолго прощаемся с товарищами и соратниками, уходим искать из всех нас самого отстраненного и, признаюсь, талантливого.
Портреты на стенах смотрят на нас безразлично, но мне чудится, будто толику осуждающе. Мы вылетим из школы, если нас вдруг застанут. Нас исключат, если жертва узнает нас и проболтается. Это должно пугать, но не пугает, я почему-то знаю, все будет по плану, все будет взвешено, исчислено и измерено, все будет правильно, потому что нам по семнадцать и восемнадцать, значит мы сами диктуем правила, заставляя им следовать и по своему усмотрению/ситуации изменяя. Коридоры пустынны, шаги отдаются глухо, эхом замирая под сводами каменными. Мы спускаемся в подземелья, минуем классы, по дороге в пару из них заглядывая: не там ли нелюдимый наш сотоварищ? Он не там.
Лаборатория не заперта.
Нотт помешивает отвар против часовой стрелки ровно пятнадцать раз, добавляет толченые крылья пикси, подготовленные заранее, переворачивает песочные часы и только после на нас обращает внимание, отказывается от участия в нашей забаве, мотивируя тем, что не заинтересован и занят, достает темно-синий флакон из одного из карманов, отдает, бесцветно обозначая, что на каждого хватит две капли, время действия – четыре с половиной часа, во втором флаконе – прозрачном – восемь капель для одурманивания рассудка, конечно, не зелье, стирающее память, но вполне способное дополнительно обезопасить. Я про себя отмечаю, что Кольберт работает только в перчатках, на пузырьках не будет его отпечатков пальцев, только наши. Надо будет впоследствии расплавить стеклянные или уничтожить «бомбардо», или как-то еще от них избавиться.
Мы уходим. Заглядываем в один из классов, снимаем нашивки с мантий, выпиваем ровно по две пряно-терпкого из флакона из толстого, темно-синего стекла. Зелье стирает различия между нами, изменяет черты лица.
Я засекаю время, вспоминаю вдруг детские игры в прятки: ты завязываешь глаза, поворачиваешься спиной к ребятам, те смеются, ты громко считаешь до ста, отмечая шорохи, шепоты, смехом выданные азарт и радость, а потом снимаешь повязку, медленно поворачиваешься, сам себя на будущее
оправдываешь
мол, виноват-то вовсе не я
если кто
не спрятался.

+2


Вы здесь » HP Luminary » Quest game » QUEST 6. «Merry Christmas»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC