NICKOLAS MOORE: Николас, воспроизводя в памяти происходящее в этот день в раздевалке, будет оправдывать себя тем, что Мередит его попросту спровоцировал. Чёрт возьми, веди он себя адекватно, покажи он свой страх, моли о пощаде - Ник бы его не трогал, но он не на того нарвался, видимо. [читать дальше]
лучший мужской образ:

Albus Potter

лучший женский образ:

Lily Potter
действующие КВЕСТы:
Алира
Aleera Nott
Кай
Kaisan Stone
Николас
Nickolas Moore
Джордж
George Weasley
ссылки
Мы рады приветствовать вас на ролевом проекте по миру Гарри Поттера HP Luminary! Рейтинг игры может достигать NC-21.
Время в игре: зима 2022/2023 года, игра ведется как в Хогвартсе, так и вне его стен.

HP Luminary

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP Luminary » Best friends » Wanderlust


Wanderlust

Сообщений 61 страница 62 из 62

61


https://69.media.tumblr.com/38828763a52c4d88d41fac3ba3445fdb/tumblr_ph2a0nCR5p1s598oh_250.gif https://69.media.tumblr.com/85e483e35bf738f3a0b528ec9e61b874/tumblr_ph2a0nWy9o1s598oh_250.gif
Tom Hardy

► Имя Фамилия: Ethan Baldwin
► Возраст: 500 лет / 35 лет
►Трудоустройство: глава Отдела обеспечения законности и правопорядка в отношении существ Комитета по делам существ при Скотленд-Ярде / сотрудник боевого подразделения Нации легенд

► Вид: легенда (не зарегистрирован)
► Легенда: рептоид

► Способности

способности легенды:
- выносливость;
- нечеловеческая сила;
- крепкие острые зубы;
- жесткая прочная кожа, покрывающаяся чешуей;
- светится в темноте;
- чувствительность к инфракрасному свету (видит в темноте);
- длинный раздвоенный язык.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Ты родился в эпоху первых переселенцев в Новый свет. Твоя семья обосновалась на Западе Северной Америки и жила в поселении ирландцев, живущих в мире с местными индейскими племенами. В тебе воплотилась одна из тех легенд, в которую и верили эти индейцы. С детства ты интересовался образом жизни индейцев и хотел походить на них. Именно с помощью старейшин дружественного племени и их наркотических веществ тебе удалось раскрыть своё существо в полной мере. Однако закончилось это тем, что рептоид сожрал половину племени. Индейцы запросили помощи у ирландского поселения и тебя изгнали. Тогда твоя ненависть к людям и начала формироваться. Ты достаточно долго скитался и жил отшельником, стараясь прятать глубоко в себе любое проявление рептоида. Но со временем ты смирился с собой и снова стал контактировать с людьми, участвовать в их жизни и периодически их жрать. Люди чувствовали от тебя опасность и продолжали сторониться, однако тебя хорошо воспринимали в военных структурах, где ты и прижился, перетекая из страны в страну в разные армии.
Мы с тобой познакомились, будучи летчиками в рядах британской армии в период Первой Мировой войны, и стали боевыми товарищами, провели множество боев, и наши отношения переросли в близкую дружбу. Я помогал тебе развивать способности рептоида, помог встать на ноги после войны. В конце 1980-х ты получил юридическое образование, и я позвал тебя  перебраться из Ирландии, где ты жил, поближе ко мне. После каминг-аута легенд ты перешёл из адвокатской практики в Комитет по делам существ при Скотленд-Ярде, чтобы держать их деятельность под нашим контролем.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Я ищу настоящего боевого товарища, на которого можно положиться в любой войне. Я думаю, что ты прекрасно будешь смотреться в рядах боевого подразделения Нации легенд.
Ты должен быть достаточно жестким, бескомпромиссным и чудовищным человеконенавистником. Это заложено в тебе природой твоей легенды. Ты циничный, стебный и любишь пропустить по пивку в выходные, покатать шары на бильярде.

пример поста

Люди в форме, лента оцепления, суета и поблескивающие мигалки полицейских машин - это не совсем та атмосфера в которой привык работать Уэлш. Тем более неожиданным стал звонок из полиции именно ему, учитывая, что заслужить авторитет он успел за последние несколько лет и ещё не до конца влился в уклад жизни северного Эдинбурга. Прошло пять лет с тех пор, как он ворвался из солнечной Калифорнии в эту страну с отвратительной погодой и людьми, растягивающими окончания слов так, что казалось, их предложения бесконечные, а говорят они исключительно с набитым ртом. Его американский акцент ещё не до конца пообтесался об эти удлинённые слова, и периодически проглоченные вскользь окончания становились некоторой проблемой для взаимопонимания. Но Уэлш старался и сейчас искренне надеялся, что никаких проблем себе не наживёт, соглашаясь сотрудничать со служителями закона. Точнее с одним из них, чей голос вчера вкратце по телефону просвещал доктора относительно запутанного дела, в котором в некотором смысле был «замешан» пациент Уэлша. Патрика Зазу Доминик помнил прекрасно. Феноменальная память тут же подкинула и образ, и историю болезни. Доминик вообще не имел привычки забывать, а тут ещё и дело коснулось его лично, но в разговоре с полицейским он умолчал об этом, пообещав промониторить собственные архивы и поискать всё, что может быть полезным.
Патрика Зазу, при рождении имевшего фамилию Макмиллан, пару лет назад упекли в психушку высокопоставленные родители с ими же и проставленным диагнозом «гомосексуальность». В остальном парнишка не имел никаких отклонений. Для Доминика Уэлша подобное стало сродни оскорблению. Они с Патриком пришли к единому мнению довольно быстро, и «лечение» не затянулось. Уже через несколько месяцев на свободу вышел скрытый гей, полностью избавившийся от «большой клинической депрессии», к последствиям которой Доминик и приписал «временные сексуальные девиации». Всё закончилось, и о дальнейшей судьбе Патрика Уэлш не справлялся, так как был уверен в том, что тот будет соблюдать осторожность, больше не появится в диспансере и не заставит доктора испытывать резкое желание сжечь ко всем чертям гомофобных Макмилланов. Но, кажется, надеждам Уэлша не суждено было претвориться в реальность, а Патрик втянул его не просто в семейный конфликт, а в целое дело, над которым теперь кропотливо работал Кит Булман.
Похоже, его тут все знали, стоило только назвать его фамилию, как молодой офицер указал на невысокого мужчину, который с серьёзным видом коршуном кружил над телом. Прежде чем подойти ближе, Доминик оценивающе оглядел Булмана. Таких людей не стоит недооценивать, за приятной наружностью часто скрывается что-то тёмное, то, что может стать проблемой, и открываться мужчине Уэлш не спешил. Он сухо поздоровался, легко пожав протянутую руку, и тут же последовал за детективом к месту преступления, внимательно вслушиваясь в то, что он говорил, пытаясь сразу прикинуть, каким образом может быть Патрик причастен к убитому семнадцатилетнему мальчишке.
Конечно, судмедэкспертом Доминик не нанимался, но отказать деловому детективу в осмотре тела тоже не мог: интерес пересилил нежелание возиться с трупами. Присаживаясь рядом с Булманом, мужчина вгляделся в рисунок на изломанной руке. Подобное частенько бывало и на руках Уэлша (не пиранья, конечно, но другие символы, означающие причастность к тому или иному подпольному клубу). Феникс надел перчатку и провел пальцами по рыбке, потёр её так усердно.
- Кажется, это татуировка?  - вот тут и крылась разница. Обычно, если есть желание потанцевать и выпить в компании приятных парней, ты просто подставляешь руку, символ проставляется обычным штампом и стирается через пару дней, а при большом упорстве и после первого душа. Тут же не просто разовое посещение. Какое-то клеймо. Сэм был, наверное, вполне симпатичным до своей смерти с красивым развивающимся молодым телом. Уж как бы не пытался Уэлш в душе покрывать матом Зазу, он очень сомневался, что Патрик, при своей любви к таким мальчишкам, сотворил бы с этим юношей такое. 
Следом за Булманом, Доминик поднялся и достал портсигар. Он затянулся и ещё раз оглядел место преступления. Должно быть, этой выходкой в центре Эдинбурга кто-то хотел привлечь внимание к Пиранье. В конце концов, ни о каких делах Зазу в пригороде Доминик не знал, а тут уже даже ленивому в сводке новостей расскажут о чудовищном убийстве в столице.
- Боюсь, я разочарую Вас, Кит, - развёл руками Доминик, выходя за ленту и снова выдыхая клубок плотного дыма. – Патрик Зазу никогда не имел склонности к насилию, не проявлял агрессии, и даже его лечение прошло быстро и без последствий. Я уверяю вас и со всей ответственностью могу заявить, что выписал совершенно здорового человека.
Если Булман сомневался в компетенции Доминика, это были его проблемы. Тут уж ты либо доверяешь тому, к кому обращаешься за помощью, либо можешь сразу послать его в пешее путешествие до известных детородных органов. Но дело принимало такой поворот, при котором и сам психиатр был заинтересован участием в расследовании, а потому он поднял взгляд на детектива и продолжил:
- Однако ручаться за то, что в жизни и психике мистера Зазу за последние пару лет ничего не поменялось, я не могу. И если он сейчас стоит в числе главных подозреваемых, я бы посоветовал, в первую очередь, пообщаться с ним лично. От себя могу предложить помощь в оценке психического состояния своего бывшего пациента, - носком стильного ботинка Доминик прижал окурок к асфальту и стянул перчатку. – В какой глуши, говорите, обнаружили первые два тела? Мне хватит времени в пути, чтобы ознакомиться с делом подробнее? Моя машина за углом, Кит, если Вы намерены продолжить расследование в пригороде, я готов Вам помочь. Вам взять кофе в дорогу?

0

62

Не держи зла. Держи питбуля и дробовик.
И помни: никакой агрессии.

http://sg.uploads.ru/lbci0.gif http://sg.uploads.ru/r8tz2.gif
Maisie Williams & Ally Ioannides

► Имя Фамилия: Дейдре и Раннвай; любые имена германской группы на ваш выбор.
► Возраст: ≈15-19 лет
► Трудоустройство: лица без определённого места жительства, нахлебники, перебиваются мелкой работой где-то в чайнатауне. В последний раз нашли приют в лавке джинна. Иногда используют свои скромные таланты на благо Триады.

► Вид: существа, не зарегистрированы.
► Легенда: Вспорхнули вороны с плеч Хникара, к повешенным — Хугин, к мертвецам — Мунин. ©

► Способности

• Оборот в воронов по своему желанию.
Язык животных и ментальная связь с ними, особенно птицами. Подразумевается возможность подчинять себе их волю, смотреть чужими глазами.
Зачатки шаманских практик. Осторожно — нынешний уровень контроля оставляет желать лучшего, без присмотра рискуете «потеряться среди миров». Говоря человеческим языком — сойти с ума.
• Нежные отношения со смертью и мертвечиной. Некромантия, неуклюжая и недоразвитая.

Хугин и Мунин — пара воронов в скандинавской мифологии, которые летают по всему миру Мидгарду и сообщают богу Одину о происходящем. На древнеисландском Huginn означает «мыслящий», а Muninn — «помнящий» (или «мысль» и «память» соответственно).

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
YOUR HISTORY
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Eivør - Í Tokuni
Их осталось двое. Тощие, перепуганные, голодные, со злыми лицами и такими же злыми, остекленевшими глазами. Они жались друг к другу, волком глядели по сторонам, до дрожи сжимали одежду в мёртвых, цепенеющих от мороза, пальцах. Старшая прятала младшую за спиной. Молчали. На окна стаей садились вороны, закрывали собою небо, истошно орали, клевками заставляя стёкла дребезжать. Ещё одного младшая грела под курткой. Старый и тощий, он царапал кожу когтями, доверчиво тыкался грязной головой ей в плечо. Волосы липли к лицу, к синякам. В спутанных прядях чернели, заплетённые в костяные бусины, перья. Слышно было, как выползают из своих нор пауки.
— Чего вы хотите? — спросил он, нарушив молчание. Вороны снаружи притихли.
На него уставились две пары светлых, с зияющими провалами зрачков, глаз.
— Мы голодны, — сказала старшая. — Мы хотим есть.

Вас было семеро. Брошенные и забытые, по-животному злые, объединённые желанием выжить. Одни — против людей, одни — против всего мира. Вы заменили друг другу семью — братьев, сестёр, родителей. Вы жили, как стая — и переловили вас тоже, как стаю. Посадили на цепи, будто свору собак, когда Дал Риада пришла за добычей.
Пятерых забрали. Кого-то усыпили, кого-то убили, кого-то рассовали в приюты и реабилитационные центры. Вы так и не узнали, что с ними: вам повезло сбежать. Старший брат говорил, что твари могут «раствориться в китайском квартале», и вы пришли на поклон к хозяину чайнатауна. Охотники преследовали вас по пятам, но за границей следы оборвались, будто провалились сквозь землю.
И вы остались — на месяц, на два, на десять. Это первое место, откуда вас не погнали.
Вы остались, потому что вам больше некуда идти.

▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼▼
FOR YOU
▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲▲

Спойлер: вечно вы побираться по китайским кварталам не будете.
На девочек есть планы. Охота должна прийти к своему логическому завершению, и уже к концу лета вас сдадут, как миленьких, в подпольные лаборатории Дал Риады. В проекте фигурируют предательства, стекло, эксперименты над хрупкой человечьей шкурой и психикой.
До этого момента обещаю любить вас, как родных дочерей. Если выживете, то обещаю и после.
Имена, пароли, явки — могут быть изменены. Внешности — открыт к предложениям.
NB! Я вряд ли смогу обеспечить вас игрой (за вычетом причинно-следственных и плановых эпизодов), поэтому буду рад самостоятельным игрокам на этих ролях.

Пример поста

… дождь. Паршивый, колкий, холодной змеёй заползающий за край плотно застёгнутого воротника дождь. В ночной темноте прожектора порта светили особенно ярко, врезаясь в землю электрически-белыми копьями, ниспадающими с высокомачтовых опор.

Потребовалось два часа, чтобы завести судно в гавань. В неверном искусственном свете ливень стеной обрушивался на блестящий, чёрный, лоснящийся от морской влаги корпус, заставлял рабочих щурить глаза, с трудом наматывая петли тяжёлых тросов на кнехты. Ливень немилосердно бил в спину. Витые стальные жилы так и норовили выскользнуть из рук, и тогда со стороны причала эхом доносилась крепкая ругань.

От одного островка света к другому сновали тени: чёрные штрихи, белые силуэты; недовольно лаяли и скулили собаки, натасканные к таможенной службе, предчувствуя, как и любое животное, надвигающуюся грозу.

Запах озона застыл в холодном ноябрьском воздухе. Шелестели волны. Лениво покачивающийся на швартовах «Янмин» заходил в порт Эдинбурга в последний раз.

— Вот уж действительно — железное чудовище, — хохотнул карго-мастер, привалившийся спиной к стенке вахтовой рубки. — Не жалко вам этой старой посудины, господин Ли?

Цзыдань запахнул шинель, закрываясь от пробирающей до костей сырости. Перевёл взгляд на приземистого тучного человека, с усмешкой греющего руки о термос с кофе, и развесёлое настроение как-то разом схлынуло с его лица. Секунду-две он молчал, но потом вдруг на градус поднял угол улыбки.

— Этот корабль Сунь Ятсен лично проектировал, — отвернувшись, указал подбородком на монолит, в полумраке больше напоминающий скальный утёс, чем транспорт. — Было бы, что жалеть.

Улыбка вышла натянутой, неправдоподобной и неуместной. Карго-мастер тоже посмотрел на раскалённый, дышащий паром теплоход, тяжело вздохнул и захлопнул рот, но лишь на мгновение.

— И всё-таки, такая потеря для истории…

В рации на поясе скрежетали короткие команды диспетчера, переговоры со штурманами уходящих судов. Поднялись крышки грузового трюма «Янмина», протестующе жужжащие креплениями, точно целый рой потревоженной саранчи.

— Может, следует оставить его в Грантоне, как символ? Шотландцы, поди ж ты, собаку съели на яхте Британии… Вам что мешает? Соскребём ржавчину. Господин Лянь так любил её, эту консервную банку! Видит Небо, у меня бы рука не поднялась отправить её на верфь, — человек снова вздохнул, тихо-тихо. — Слёзы на глаза наворачиваются, понимаете?

— Место занимать будет, — равнодушно отрезал Ли Цзин, и карго-мастер чуть не задохнулся от возмущения. Зыркнул на него снизу-вверх раскосыми глазами, благоразумно пряча негодование за ободком термоса, сделал глоток крепкого кофе и лишь затем, потоптавшись на месте, выдохнул.

— Чёрствый вы человек, хозяин, — промямлил он, натянув каску на лоб. — Меркантильный. Распишитесь о прибытии, да и пойду я. Труба зовёт.

Карго-мастер подождал, пока печать руководителя окажется на всех трёх бланках; потом выхватил планшет прямо из его рук, спрятал под курткой и поспешил к трюму, понурив голову, что-то невнятно бормоча себе под нос. Над крошечной тенью приходили в движение исполинские подъёмные краны, не обращая внимания на рокочущий вдалеке гром.

Паршиво получилось, на самом деле… Цзыдань несколько секунд рассеянно глядел вслед этому маленькому сентиментальному старику, с трудом узнавая в нём бойкого мальчишку, который ещё в конце семидесятых рискнул рвануть в Шотландию из самого Нанкина. Без знания языка, подходящих навыков, без гроша за плечами. Теперь он жил здесь четвёртый десяток лет — и всё же смог сохранить в себе доброту, чуткость, остаться благодарным к чужому труду. Как?

В скверном настроении Цзыдань спустился к причалу, отдал приказ по рации и спровадил спорящих тальманов к капитану. Мимо проходили матросы, кутаясь в тёплые куртки, но среди них не было ни единого знакомого лица. Инь Хоу в форме старшего механика показался последним, и Ли Цзин на секунду замер, напряжённо вглядываясь в тень у него за спиной.

— Чем вы обидели Сяовэя, господин Ли? — поинтересовался трескуче-сухой, приглушённый шорохом дождя голос. — На бедолаге лица нет.

— Сообщил ему, что «Янмин» разберут на запчасти, — отрешённо ответил Цзыдань, сложив перед собой ладони в приветственном жесте, и лишь на последнем слоге перевёл взгляд на лицо собеседника. — Рад, что ты вернулся спустя столько лет.

— Да, многовато, — Хоу неловко улыбнулся, поднял фуражку, проводя пятернёй по встрёпанным волосам. — Решение окончательное?

Цзыдань неохотно кивнул.

— Давно пора избавиться от этого… железного чудовища.

Помолчали. Инь Хоу прекрасно знал, насколько тяжело ему было отрывать корабль от сердца, и начал с отставанием понимать, что выбрал не самое удачное время для сюрпризов. Погода ухудшалась, и любому здравомыслящему человеку следовало уйти с продуваемого со всех сторон причала, но Ли Цзин, казалось, не собирался двигаться с места.

— Теперь, будь добр, ответь мне на один вопрос, — терпеливо проговорил он, рассматривая покрывающую рукав мундира ледяную корку, и направил указательный палец прямо ко лбу девчонки. — Это что?

0


Вы здесь » HP Luminary » Best friends » Wanderlust


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC