NICKOLAS MOORE: Николас, воспроизводя в памяти происходящее в этот день в раздевалке, будет оправдывать себя тем, что Мередит его попросту спровоцировал. Чёрт возьми, веди он себя адекватно, покажи он свой страх, моли о пощаде - Ник бы его не трогал, но он не на того нарвался, видимо. [читать дальше]
лучший мужской образ:

Albus Potter

лучший женский образ:

Lily Potter
действующие КВЕСТы:
Алира
Aleera Nott
Кай
Kaisan Stone
Николас
Nickolas Moore
Джордж
George Weasley
ссылки
Мы рады приветствовать вас на ролевом проекте по миру Гарри Поттера HP Luminary! Рейтинг игры может достигать NC-21.
Время в игре: зима 2022/2023 года, игра ведется как в Хогвартсе, так и вне его стен.

HP Luminary

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP Luminary » Flashback/flashforward » black cats and voodoo dolls


black cats and voodoo dolls

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://funkyimg.com/i/2KP6t.gif

Действующие лица:
Тайрон Макнейр & Рэйчел Руквуд

Место действия:
Лондон, Лютный переулок, паб-гостиница "Dark Unicorn"

Время действия:
24.08.2022

Описание:
Лето заканчивается так быстро, что становится страшно. Перед тем, как снова надеть школьную форму, нужно успеть наделать глупостей, - да таких, чтобы вспоминать было и приятно, и стыдно.

Предупреждения:
18+

Отредактировано Tyrone Macnair (2018-08-29 18:49:43)

+3

2

Считается, что в чистокровных семьях особенно крепкие узы.
Такие волшебники держатся за чистоту крови, дома у них висят портреты со всеми родственниками, в некоторых экземплярах виднеются выжженные пятна - тех, кто когда-либо опозорил семью. Такие волшебники посещают разнообразные приемы, эдакое общество снобов, наряженных так, словно они застряли где-то в недрах девятнадцатого века и наведались на прием в каком-нибудь очень знатном поместье.
Рэйчел Руквуд все это было глубоко противно. Она была одной из трех, чей портрет, однажды, обязательно выжгут из семейного древа. Во всяком случае, с уверенностью к этому шла всеми доступными и недоступными способами.

Август подходил к концу. Не то чтобы ее не радовала перспектива вернутся в школу, но и в каникулах были свои преимущества - к примеру, после десяти часов вечера она могла разгуливать где угодно до самого рассвета. До сих пор никаких особенных приключений на ее долю не выпало - это были обычные вечеринки ее однокурсников, парочка рок-концертов в каких-то заброшенных сараях сомнительного вида, и, в общем-то, все.
Осталась одна незавершенная авантюра. Две, по правде сказать.
Рэйчел всегда мечтала попасть в Лютный переулок. И вот, наконец, предоставился подходящий случай.
Конечно, она прежде была здесь. С родителями или ворчливым старшим братом, но никогда прежде - одна. Было не страшно, просто немного... странно и непривычно. Короткое платье сегодняшним вечером тянуло на роль главной ошибки - Рэйчел замерзала так стремительно, как будто сейчас разгар осени, но никак не август.
Спасение она искала не долго - быстро подвернулся один небезызвестный паб, внутри которого бармен никогда не спрашивал, сколько тебе лет, ошибочно полагая, что дети в такой район не заходят.
В любом случае, ей уже было семнадцать. По меркам волшебников, Рэйчел была совершеннолетней.

Одиночество очень быстро навевало на нее скуку. Руквуд тяжело было находиться одной несколько часов подряд, а если учесть, что общение с семьей она ежедневно сводила к минимуму, одна Рэйчел была практически все время. Исключением как раз становились ночи, и сегодняшняя ночь тоже располагала к новым знакомствам. Правда, едва ли в этом сомнительном заведении можно встретить по-настоящему интересного собеседника.
Взглядом она окинула бар, прицениваясь к перспективным затылкам и профилям. Рэйчел сама еще не могла сформулировать, кого именно она искала, думая, что почувствует, в какой момент стоит задержаться.
Так и произошло. Один профиль привлек ее внимание, девушка задержалась на несколько секунд, оценивая его издалека, прежде чем, наконец, подойти ближе и без вопросов опуститься на соседний стул.
- Тяжелый выдался день? - Рэйчел кивнула на содержимое чужого стакана и коротко улыбнулась. Вблизи ее собеседник казался не просто интересным - он был красивым, достаточно молодым, и даже хмурость была ему к лицу. - Ты совершенно не вписываешься в атмосферу этого места. Едва ли такой человек пришел бы сюда от хорошей жизни.

Отредактировано Rachel Rookwood (2018-08-30 11:44:25)

+2

3

Среди питейных заведений Лютного переулка "Dark Unicorn" считался самым приличным. Бармен не разбавлял пиво, мутные личности у стойки не продавали из-под полы мантии Дурманящую настойку, ручные нюхлеры не таскали монеты из карманов и даже пьяные посетители выходили выяснять отношения на улицу. Последнее было особенно приятно: если волшебник нетвёрдо держится на ногах и едва шевелит языком, но всё ещё пытается колдовать, гарантированно пострадают все окружающие. Тайрон сам был свидетелем, как один такой умник поджёг бар в магическом квартале Риги. Еле ноги унёс.
Но "самое приличное" - это ещё не значит "безопасное". Здесь всё-таки Лютный переулок, а не семейное кафе в Хогсмиде.
Макнейр нуждался в месте, где можно забиться в тёмный угол и мрачно тянуть виски, не опасаясь ни за собственную жизнь, ни за репутацию. Макнейр его нашёл. А потом Макнейр чуть не протрезвел, когда на стул напротив вспорхнуло чудное видение, отчаянно пытавшееся казаться взрослым. Белокурые волосы, легкомысленное платьице, нетерпение в тёплых карих глазах. Светленькая, мягкая, какая-то вся воздушная девочка, словно молочная пенка на капучино. Совсем не тот типаж, который обычно выбирал Тайрон, но тоже очень хорошенькая. И... ему показалось, или на аккуратной девичьей груди не было даже намёка на бюстгальтер? Возможно, всему было виной неровное освещение, но что-то он не заметил характерных очертаний лифа под тонкой тканью.
Спасибо, Господи, и за малые радости твои.
Будь Тайрон порядочным человеком, он бы прямо спросил, куда смотрят родители девушки. Или сам взял её под локоть и вывел в цивилизованные места, - туда, где ярко светятся вывески, улыбаются люди, а из кофейни обалденно пахнет свежей выпечкой. Но всё, что в нём порядочного было, выветрилось два года назад, и сегодня точно не вернётся, - к счастью для него.
- Ты сюда вписываешься ещё меньше, - честно сказал Макнейр и сделал ещё глоток из своего стакана. Кубики льда неприятно звякнули, ударившись об стекло. Ну или это ему сегодня любой звук казался раздражающим, да и вообще белый свет был не мил. - Привет, я Тайрон, и я в удивительно хреновом расположении духа. Тяжёлый выдался... дай подумать, последний месяц? Или даже чуть больше. Вот буквально как вернулся в старушку Британию, сразу понеслось веселье. Хотел отдохнуть немного. А сейчас вот увидел тебя и сразу понял, что надраться мне сегодня не дадут, - Макнейр невесело хмыкнул и жестом подозвал официантку. - Ну и ладно. Чем тебя угостить, красотка? Полосатые коктейли, как у магглов? Виски? Джин-тоник?
Положа руку на сердце, надираться до зелёных чертей он не собирался и до вмешательства этой искательницы приключений. Но долбаные хорошие манеры, которыми он теперь был связан на несколько лет вперёд, стояли поперёк горла; так почему бы не поиграть в андеграунд? Обстановка вполне располагала.

Отредактировано Tyrone Macnair (2018-08-31 20:23:11)

+2

4

Самовыражение в семье Руквудов было строго под запретом, поэтому в свое, ночное время, Рэйчел иногда даже перебарщивала с образом. Не смотря на неблагополучность района, на ней действительно не было белья, и сама мысль об этом странно будоражила сознание, заставляя девушку чувствовать себя старше, опытнее и горячее, чем она была на самом деле. Почему-то только сейчас, когда она все-таки нашла собеседника, этот факт начал самую малость смущать - слишком заметен был его оценивающий взгляд, от которого мурашки пробежали по коже, но Руквуд все равно осталась рядом.
- Виски, - она не слишком любила этот напиток, но решила не отставать от своего собеседника, сообразив, что именно находится в его стакане. - Я Рэйчел, и мне ужасно повезло, что ты разговорчив, потому что у тебя приятный тембр голоса, который мне нравится слушать.
Его компания казалась интересной с первых минут. В таких местах нельзя полагаться на первое впечатление - Тайрон вполне мог показаться извращенцем, или из тех, у кого в голове уживается несколько личностей, но до тех пор, пока они в людном месте, Руквуд чувствовала себя в безопасности. Мнимой и ложной, но все-таки безопасности.

- Gracias, - благодарит девушка, когда стакан с крепкой жидкостью оказывается перед ней, а бармен только на момент хмурится, словно оценивает возраст, но все равно учтиво молчит. - Моя мать родом из Испании, бабушка вообще ни слова не знает по-английски, так что с детства пришлось учить два языка, иногда испанские слова прорываются сами собой... - девушка прикусывает губу, прежде чем добавить еще что-то, например, кокетливо намекнуть, что она может выражаться на испанском в постели, но такой откровенный флирт оказался бы перебором даже для нее.
Оставалось молиться, чтоб румянец на щеках не выдал - если уж играть роль уверенной в себе молодой женщины, то до конца.
- За приятное и продуктивное знакомство?.. - девушка поднимает стакан, легко касаясь им чужого, создавая короткий звон. Обычно она не пила неразбавленный крепкий алкоголь, слишком сильно резало горло, но сегодня в нем, почему-то, чувствовалась отчаянная необходимость. Рэйчел делает глоток, на момент морщится от неприятного ощущения в горле, зато в следующую секунду отчетливо ощущает тепло, заполняющее изнутри. - Говоришь, только вернулся в Британию? Ты не местный или любишь путешествовать?..

Еще один глоток, и Рэйчел отставляет стакан. Почему-то обращает внимание на чужие руки. В мужчинах ее в первую очередь привлекали две вещи - шея и пальцы, разглядывать их можно было целую вечность. Аккуратные руки всегда привлекали внимание и разжигали интерес. У ее собеседника были красивые длинные пальцы, кстати, обручального кольца на них не красовалось.
Больших усилий стоило оторвать взгляд и заглянуть в чужие глаза, обворожительно улыбнувшись.
Как бы ни прошел сегодняшний вечер, его начало уже оказалось приятным.

Отредактировано Rachel Rookwood (2018-09-01 19:17:48)

+2

5

Услышав заказ девушки, Тайрон нашёл в себе силы удержаться от снисходительной усмешки. Виски - не женский напиток, и уж точно не подходящий для такой юной особы, но он ещё помнил свои школьные годы. На седьмом курсе почему-то именно эта горькая жидкость, выбивавшая почву из-под ног, была на пике популярности. Она сразу поднимала статус студентов в собственных глазах - смотрите, мы уже не сосунки! Мы можем произнести слово "член" и не засмеяться, а потом пойти в бар! Хотя редко кто мог выпить больше, чем бутылка на шестерых, и не извергнуть демонический огонь в сортире.
О школе он неизменно вспоминал с теплыми чувствами. И тем более отчаянно хотел, чтобы она оставалась исключительно в воспоминаниях.
- За знакомство, Рэйчел, - Макнейр чуть улыбнулся и пригубил свой напиток. - Насколько продуктивное, позже увидим. Зависит от того, унаследовала ли ты от матери южный темперамент.
Это прозвучало одновременно вульгарно, до небрежности легко и абсолютно недвусмысленно, и Тайрон специально выразился именно так. Он не был джентльменом, но сейчас считал нужным дать девушке время на размышления. Обычно все эти разговоры за алкоголем были прелюдией, разогревом, но Рэйчел вряд ли знала правила игры. Ей следовало понять, к чему может привести неосторожность, оценить риски. Встать и уйти, если спонтанный секс покажется слишком большим приключением. Он знал, чего хочет, с первых же секунд знакомства, а теперь пусть определится Рэйчел. Если она просто мило покраснеет и останется сидеть, Мерлин свидетель, во всём произошедшем пусть больше никого не винит. Любопытство сгубило кошку.
- Я родился и вырос в Британии, просто не был здесь уже лет десять. Вернулся - и как будто в параллельную вселенную попал, - продолжил Тайрон, как ни в чём не бывало. Его юность осталась далеко позади, и он не чувствовал неловкости. Было бы за что. Всё это - безобидные игры. - Работал в Европе, много ездил по континенту. Думал, что останусь там навсегда, но что-то пошло не по плану. Так бывает. Мне ещё повезло, что семья не захлопнула дверь перед моим лицом после того эпичного побега в семнадцать лет, так что грех жаловаться. Бесплатный совет - прежде, чем рвануть навстречу мечте, приготовь пути отступления, - Макнейр склонил голову, глядя на девчонку с любопытством. Она выглядела человек, который набирается решимости. Тайрон был уверен, что у неё точно есть мечта; какая-нибудь дурацкая навязчивая идея, которая зудит в подкорке и толкает на нехоженые тропы. Будь он чуть более трезв, даже заинтересовался бы, какая.- Но не будем о грустном. Лучше расскажи мне, что происходит в этом городе. Что-нибудь такое, о чём стоит знать человеку, который сейчас почти иностранец.
Он не стал просить рассказать о себе. Дураку понятно, что карьеру она построить не успела, увлекательное хобби тоже вряд ли завезли, а семейное положение афишировать глупо. Макнейру были нахрен не нужны неловкие паузы и отчаянные попытки правдоподобно солгать. Такие вещи убивают удовольствие от разговора быстрее, чем успеваешь произнести слово "квиддич".

+2

6

В бокале с виски определенно не хватало колы.
В этом была вся Рэйчел - вечно пыталась изобразить из себя кого-то, кем не являлась, вырваться из привычной оболочки, чтобы почувствовать себя другим человеком, а на деле именно за это приходилось потом страдать и расплачиваться. В данном случае - неприятной жидкостью, грубо царапающей горло. Ничего. Это можно выдержать.
Не так трудно оказалось и поддержание заданного образа - когда Тайрон шутит про южный темперамент, девушка улыбается, чуть склонив голову вбок, и слишком легко отвечает:
- Посмотрим, насколько нам будет интересно вместе.
Рэйчел не собиралась увлекаться и доводить флирт до логического завершения. Во всяком случае, не собиралась делать это в ту минуту, когда флиртовала, изучала чужие руки и чуть кусала губу, когда ловила на себе взгляд собеседника. Все-таки она была новичком в этих играх, хоть и старалась не выдавать это.
Тем не менее, она осталась сидеть на месте. Даже не покраснела.

История Тайрона показалась девушке до боли знакомой. Рэйчел сама планировала сбежать в Болгарию, но вовремя прикусила язык, решив, что если поддастся на рассуждения о лучшей жизни, может выдать свой настоящий возраст. Не то, чтобы она его стыдилась, но почему-то хотелось, чтобы собеседник воспринимал ее старше. Не списывал все на подростковую наивность, не смотрел классическим взглядом "я размышлял так же в твои годы". Поэтому Руквуд была только рада сменить тему.
Вот только что ему рассказать? Обстановка в мире была нестабильной, но разве так не происходило всегда? То, что для многих людей будет странным открытием, составляло большую часть повседневной жизни Рэйчел.
- Если тебя волнует философия чистой крови, - девушка нахмурилась, на момент вновь прикусила губу и шумно выдохнула воздух, прежде чем продолжить: - Тебя может заинтересовать альянс двадцати восьми. Никто точно не знает, кто именно входит в ряды Альянса, но эти парни серьезны в своих намерениях. Мой брат пытался связаться с ними, но ничем хорошим для него это не обернулось. Альянсу уже несколько лет, но сейчас министерство особенно обеспокоенно, ходят слухи, что они работают над новым оружием, но это не точно. Мир делится на части. Некоторые считают, что в будущем нас ждет очередная война, но, мне кажется, в этот раз дело не дойдет до крайности.
Руквуд вздохнула. Большинство информации об Альянсе она узнала благодаря подслушанным разговорам отца с матерью, но ничего более существенного рассказать не могла, а потому не смогла бы и продолжать разговор. Необходимо срочно перевести тему.

Содержимое стакана девушка допивает одним большим глотком - все равно нет смысла долго тянуть резину, наслаждаться в этом напитке нечем.
- Хочешь увидеть мой южный темперамент? - от собственных слов по коже пробежал странный холодок. Рэйчел не чувствовала себя нетрезвой, в конце-концов, она не так много выпила. Само по себе нахождение за одним столом и светская беседа ни к чему ее не обязывали. Отсутствие опыта должно было останавливать и уберегать от случайных связей с незнакомыми сомнительными мужчинами. Так в чем же дело?
Девушка снова подняла взгляд, почти с вызовом заглядывая в чужие глаза и почему-то ожидая услышать в ответ твердое "нет".
В то же время, в ее сознании уже рождались картины того, что могло произойти дальше.

+2

7

Один Мерлин знает, каких усилий Тайрону стоило сохранить лицо. Возможно, он выбрал не самую удачную формулировку, спрашивая о последних новостях, но неблагие боги! Он ожидал услышать что-нибудь про самого перспективного ловца в последнем сезоне, модную музыкальную группу, новинки на Косой аллее; может быть, какое-то молодёжное течение, пикет перед Министерством Магии в защиту прав флоббер-червей, громкие общественные события, нежелательные темы... Да мало ли что могло привлечь внимание юной девушки! Что-нибудь кроме архаичной банды мясников. Тайрон поспешно влил в себя остатки виски, чтобы выиграть ещё несколько секунд на размышления. Почему Рэйчел заговорила именно об этом? Ситуация настолько опасна, что нужно предупреждать гостей города? Или она просто не смогла придумать другую "взрослую" тему? И, кстати, она-то каким боком связана с Альянсом? Не собирается ли Макнейр случайно растлить отпрыска одной из "священных 28" семей?..
Почему-то стало смешно. Хотел ведь просто выпить подальше от чужих глаз, а тут сюрприз за сюрпризом. Жаль, фамилию ему девушка не скажет ни при каких обстоятельствах, - придётся потом рыскать по архивам и изучать фамильные древа, чтобы утолить любопытство.

Он понятия не имел, на что рассчитывала Рэйчел, которая хотела казаться раскованной, а по факту была напряжённой как струна. Но никогда не отказывался о того, что ему преподносили на блюдечке. Если ребёнок не знает, чего хочет, это проблемы ребёнка.
Тайрон накрыл своей ладонью руку девушки; мягко погладил подушечками пальцев запястье, ощущая лихорадочное биение пульса, - она не дрожала, не пыталась нервно отдёрнуть руку, но заметно волновалась. Хорошо. Чужая неуверенность пьянила его куда лучше виски, будила древний как мир охотничий инстинкт, делала добычу гораздо интереснее и соблазнительнее, чем та была на самом деле. Налёт цивилизации слетал под его напором, словно обёрточная бумага.
- Странный вопрос, - Макнейр улыбнулся, после чего встал со своего места, обошёл столик и встал за спиной у девушки. Положил руки на плечи, безмолвно приказывая оставаться - пока что - на месте, отвёл в сторону светлые волосы и склонился к уху Рэйчел, чтобы его гарантированно услышала только она. - Делаешь вид, что не знаешь, как действуешь на мужчин, маленькая притворщица? Я хочу залезть тебе под юбку с того самого момента, как ты сюда вошла. А потом усадить на этот чёртов стол, раздвинуть твои хорошенькие ножки и как следует отжарить. Ты бы пищала у меня в руках как котёночек, а все эти ублюдки вокруг давились слюной от зависти. И в Лютном есть места, где нам бы такое позволили, но мы туда не дошли, - с сожалением произнёс Тайрон. Выдержал паузу в пару секунд, давая Рэйчел пофантазировать вволю. - Придётся нам подняться наверх и развлечься наедине. Никто не узнает. Никто не скажет "нет, хорошие девочки так не поступают". Единственная преграда - трусость, - Тайрон нежно погладил её по щеке. - Ты из трусливых, Рэйчел?

+2

8

Иногда молчание существенно лучше слов. Разглагольствуя об Альянсе, Рэйчел слишком легко могла выдать если не себя, то, хотя бы, чистоту своей крови, а чистокровных семей в Англии чертовски мало. Если собеседник вдруг тоже принадлежит к этому кругу, вычислить ее не составит труда. Хорошо, что они прервали неудачный разговор до того, как Тайрон стал задавать вопросы.
Плохо, что таким образом.
Рэйчел Руквуд больше привыкла к компании моментально смущавшихся сверстников. Она привыкла, что каждый знакомый знает, кто она и, что более важно, чья она дочь. За семнадцать лет жизни ни один мужчина в здравом уме не попытался зайти дальше, чем приобнять за талию и попытаться поцеловать, несмело, неумело, словно ожидая, что из ближайших кустов вот-вот выпрыгнет заместитель министра магии и проведет его прямиком в азкабан. Только этим можно было объяснить отсутствие опыта - ее спутники не настаивали, а сама девушка не планировала все тащить на себе - робость и неуверенность партнера совершенно не возбуждали.

С Тайроном все было иначе.
Тайрон понятия не имел, кто она, а потому вел себя гораздо раскованней, чем все знакомые мужчины сразу. Когда его ладони уверенно опустились на хрупкие плечи, заставляя девушку временно замереть на своем месте, Рэйчел на мгновение почувствовала себя добычей в лапах умелого хищника, и, стыдно признать, ей это понравилось. Шепот мужчины звучал пронзительно громко, хотя слышен был только ей, дыхание согревало мочку уха и шею, по коже моментально пробежала стайка мурашек, а смысл сказанных слов, как и образующееся от них напряжение внизу живота, опьяняли гораздо сильнее, чем один несчастный стакан огненной воды.
Руквуд не сдержала шумный вздох, когда наступила короткая пауза между двумя половинами разгорячившего кровь монолога.
- Пищать как котеночек не в моем стиле, - Рэйчел сама замечает, насколько хрипло звучит ее шепот, а губы пересохли от напряжения. - Чувственные стоны звучат эротичней, не находишь? Как и хриплое мужское рычание, которое, гарантирую, ты не сможешь сдержать.
Знать бы, откуда она набралась таких фраз и смелости, которая все еще плотно граничила с нерешительностью. Но его вопрос - ты из трусливых? - звучал как вызов, и если прежде Руквуд хоть немного сомневалась в своей решимости, сейчас, несмотря на нарастающее волнение, была уверена в продолжении сегодняшнего вечера.

На момент она поднимает вверх руку, забирается пальцами в чужие жесткие волосы на затылке и сжимает их, чуть царапая кожу ногтями. В эту же секунду девушка поворачивает голову, еще отчетливей ощущая чужое горячее дыхание, с интересом изучает чужие губы, уже представляя, какие они на ощупь и вкус, но до последнего не решается податься к ним ближе - слишком много народа вокруг, да и бармен, кажется, уже начал бросать в их сторону заинтересованный взгляд.
- Хочу чувствовать твои прикосновения гораздо ниже плеч, - девушка шепчет это одними губами, но она уверена, что Тайрон услышал. - Отведи меня.

+2

9

- Ты получишь всё, чего захочешь, - пообещал Тайрон, оставив невысказанным закономерное "и я тоже". С видимым сожалением выпрямился, хотя видят Основатели, больше всего на свете хотелось прямо сейчас оставить свою метку на тонкой шее, чуть-чуть ниже уха. Так, чтобы нельзя было скрыть ни одним воротником. В последний раз провёл ладонями по плечам девушки, стряхивая одному ему видимые пылинки, и галантно подал ей руку. - Следуй за белым кроликом.

"Dark Unicorn" в лучших традициях старинных таверн сдавал комнаты на втором этаже. С этим вышла небольшая заминка: сухарь за барной стойкой, пялившийся на них во все глаза, окинул Рэйчел оценивающим взглядом и решил сыграть в порядочного гражданина. Тайрон решил эту проблему, выложив на стойку ещё несколько золотых монет и добавив несколько слов скучающим голосом:
- Девушке есть семнадцать, и она кристально трезва. Ещё вопросы?
Вопросов не нашлось.

Макнейр даже не стал тратить время на то, чтобы рассмотреть комнату. Номер как номер, дохлой проститутки под кроватью нет - и на том спасибо. Как только они оказались внутри, Тайрон поспешил сделать то, о чём думал последние полчаса: прижал Рэйчел к закрытой двери, не дойдя до кровати или какой-нибудь мебели вообще, и горячо, мокро, совершенно непристойно поцеловал. Щетина, наверное, кололась, но его можно простить, - ничто не предвещало, что вечер закончится столь приятным образом. Руки забрались под короткую юбку, огладили крепкие бёдра и двинулись выше; несмотря на свои наблюдения, Тайрон невольно ожидал наткнуться на кромку нижнего белья, и с восторгом понял, что его действительно нет.
- Девочка с сюрпризом, - мурлыкнул Макнейр, давая ей немного отдохнуть. Зацелованные губы покраснели и припухли, придавая её лицу особенное очарование; зрачки расширились. Можно было даже не спрашивать, нравится ей или нет - Тайрон читал язык тела как открытую книгу. - Есть ещё какие-нибудь? Удивишь меня?
Может, да. Может, нет. На деле это интересовало Тайрона куда меньше, чем возможность сбросить напряжение. Взяв Рэйчел за руку, он направил её ладонь вниз и крепко прижал к своему паху, давая оценить масштаб проблемы. Ничего грандиозного у него в штанах не было, средний по больнице член - и девушку порадовать может, и неудобств не создаёт. Зато стояло так, что хоть гвозди заколачивай, вот что важно.
- Сними платье, - попросил Тайрон и отступил на пару шагов назад, давая девушке пространство. - Там, где ты стоишь. Хочу посмотреть на тебя. И не стесняйся: ты молодая, красивая девушка. Нагота таким только к лицу.

+2

10

Целую долю секунды Рэйчел была уверена в том, что вечер все-таки сорвется. За то время, пока ее спутник договаривался с недоверчивым хмурым мужчиной за стойкой о том, чтобы их все-таки пропустили наверх, девушка успела прокрутить в голове несколько вариантов, что еще может пойти не так. По правде сказать, на мгновение она даже понадеялась, что их не пропустят. С другой стороны, серьезно? Способно это остановить одного целеустремленного мужчину и его не до конца уверенную, но абсолютно покорную спутницу? В крайнем случае, весь разврат перенесся бы на час-другой вперед, пока пара не нашла бы более подходящее место. Ближайший отель, другой, менее приличный бар, в конце-концов, любой темный безлюдный переулок, каких в этом районе бесчисленное множество.
Рэйчел уже сказала своему собеседнику "да", а это значило, что со всем, что произойдет дальше, необходимо смириться. Да, нервозно, да, она уже успела пожалеть о том, что не выпила парочку разноцветных коктейлей, как предлагалось раньше. Тем не менее, отступать назад сейчас было однозначно поздно.

Комната выглядела довольно бедно, особенно для Руквуд, которая по жизни привыкла видеть роскошные помещения. Тем не менее, сейчас ее это совершенно не волновало. Единственное, что оказалось важным - чужое горячее и непривычно тяжелое тело, холодная гладкая поверхность двери под лопатками, колючая щетина и настойчивые губы. Она могла сколько угодно переживать из-за вероятного продолжения, но этого поцелуя Рэйчел совершенно точно хотела и отвечала с жаром - коротко обводила чужой язык своим, покусывала губы, забралась пальцами в волосы и сжимала их, прижимая таким образом крепче к себе.
Руки Тайрона уже гуляли по телу, и сопротивляться им не хотелось. Настойчивые, уверенные ладони, которые точно знали, чего они хотят. Девушка не сдержала очередной шумный вздох, уже с трудом различая чужие слова и прикладывая не мало усилий, чтобы вникнуть в их смысл.
- Парочка сюрпризов найдется, - ее голос стал еще более хриплым.
Они никогда прежде ни к кому не прикасалась настолько интимно. Когда Тайрон направляет ладонь вниз, девушка на момент замирает, только подчиняясь его руке, но через пару секунд приходит в себя. Уже самостоятельно крепче прижимает ладонь, поглаживает сквозь ткань, стараясь заранее оценить предстоящий масштаб. Ей не хочется показаться бревном, не смотря на то, что такая связь происходит впервые. К тому же, мужчина еще не знает о неопытности. Когда ему сообщить? Стоит ли сообщать?..

Ее спутник отступает назад, просьба снять платье звучит как мягко оформленный приказ. Рэйчел улыбается, когда слышит дальнейшее "не стесняйся" - чего-чего, а стеснения она не испытывает. Послушно цепляется пальцами за края платья, тянет наверх тонкую ткань, скидывает ее на пол. По обнаженному телу пробегается холодок, заставляя невольно покрыться мурашками. Рэйчел задерживает дыхание, с интересом наблюдает за очевидной реакцией своего спутника. Наверное, со стороны она совсем не выглядит невинной.
Девушка медленно оборачивается вокруг себя, бесстрашно демонстрирует бедра, проводит ладонью по собственной груди, на момент крепко сжимая ее. Отстраняется от двери, чтобы шагнуть ближе. Руквуд интересно, насколько далеко ей позволят зайти.
- Знаешь, ты хорошо рассказываешь о своей жизни, и вообще, язык у тебя подвешен неплохо, - девушка понижает голос, снова подходит вплотную к молодому человеку, собственническим жестом обвивает ладонями его шею. - Твой язык хорош только в разговорах, или ты еще многое умеешь им делать?..
От собственной наглости в очередной раз перехватывает дыхание, а сердце бьется гораздо чаще и громче, чем прежде. Слишком смелый намек. Слишком смелое, слишком открытое пожелание.
Рэйчел только надеется на то, что на щеках не выступит предательский румянец.

+3

11

Тайрону нравится зрелище - его взгляд, ни на мгновение не отрывающийся от юного свежего тела, становится туманным и расфокусированным; дыхание тяжелеет. Когда Рэйчел подходит ближе, он бездумно кладёт ладони на тонкую талию; гладит по спине, слегка щекоча под крыльями лопаток, таких маленьких для его рук; потом спускается ниже и сжимает крепкие ягодицы. На ней ни единой нитки, он полностью одет, и эта мысль сама по себе отдаёт жаром. Без одежды и туфель Рэйчел совсем маленькая, аккуратная, зажатая и раскрепощённая одновременно. Тайрон видел, как она замирала каждый раз, когда перешагивала какую-то новую для себя черту, - будто ждала, что сейчас на её голову обрушится кара небесная. Или взбешённый таким поведением папа. 
Мысль о том, что он растлевает чьего-то ребёнка, должна была вызвать угрызения совести. Но, пожалуй, не сегодня.
- Любой каприз, если ты вернёшь услугу, - Тайрон шепчет это ей на ухо, а потом всё-таки делает то, чего так хотел, - прикусывает тонкую кожу на шее, дожидается, пока Рэйчел вздрогнет от боли, и зализывает это местечко, словно большой кот. - Не люблю играть в одни ворота.
Больше он не делает больно - по крайней мере, пока. Поцелуи, которые он щедро разбрасывает по шее и плечам Рэйчел, ласковые, дразнящиеся; потом становится неудобно, и он просто подхватывает девушку под бёдра и переносит на кровать. Она слишком жёсткая, чтобы на ней было удобно делать хоть что-нибудь, но неожиданно крепкая. Деревянная конструкция, которая со стороны не вызывала доверия, не издаёт ни единого звука, когда Тайрон кладёт девушку на спину и нависает сверху.
Вот теперь всё как надо.
На самом деле он сомневается, что Рэйчел захочет попробовать себя в минете; они явно не пробудут в номере так долго, чтобы до этого дошло. Но ему хочется, чтобы девушку волновала эта мысль, пока он будет занят всем остальным. Тайрон совсем не против доставить ей удовольствие; он никуда не торопится, лаская Рэйчел руками и ртом; целует выступающие ключицы, мягкие полушария груди, и задерживается здесь на некоторое время. По очереди вбирает в рот маленькие светлые соски, вылизывает их и щекочет кончиком языка, пока не чувствует лёгкую дрожь.
- Сладкая девочка, послушная, - мурлычет Тайрон и гладит её по животу. На мгновение ему хочется нащупать пирсинг в пупке, какой-нибудь блестящий камешек, который часто вставляют девочки, которые слишком трусливы для настоящего бунта. Но кожа под его руками горячая и гладкая, и Макнейр быстро забывает об этом. Чем дальше, тем сильнее он уверен, что Рэйчел совсем не знает, что делать; поэтому подсказывает сам всё тем же тоном, не допускающим возражений. - Ну же, дай мне место. Раздвинь ноги и согни их в коленях. Кончишь сначала так, а потом ещё раз, подо мной.

Отредактировано Tyrone Macnair (2018-10-28 20:14:13)

+1

12

Многие девушки часто представляют, как именно случится их первый раз.
Что именно произойдет, как будут ощущаться новые, неизведанные прикосновения партнера. Конечно, во многих фантазиях первый секс идеализируют, множество книг и современный кинематограф дают ложные представления, обещают подкашивающиеся колени и небо в алмазах; если же верить более реальным историям сверстников, первый раз у многих ассоциируется с неловкостью, неудобством, неудачными попытками подстроиться под партнера, частым разочарованием и отсутствием оргазма.
Сложно было не думать об этом, когда на теле не осталось ни единого лоскутка ткани. Не смотря на возбуждение, не смотря на наглость, с которой Рэйчел попросила своего нового знакомого о слишком интимной вещи, волнение все равно неизменно маячило где-то на горизонте.

Откровенный намек Тайрона на минет выбил на момент из колеи, заставляя заволноваться еще больше, но как-то поздно уже заявлять: "нет, подожди, я передумала на счет услуг". Руквуд только напряженно сглотнула, никак не реагируя на замечание про ворота, в этот момент так удачно отвлеклась на боль и чужой язык, скользнувший в месте укуса так, что мгновенно вызвал мурашки по всему телу.
Тайрон все еще был до неприличия одет. Рядом с ним полностью обнаженная Рэйчел на момент успела ощутить себя в образе шлюхи, которую заказал себе от скуки очень богатый мальчик. Тем не менее, девушка не торопилась его раздевать - она вообще решила предоставить это занятие самому мужчине.
Она невольно вздрагивает, когда оказывается на кровати - совсем беззащитная и открытая перед чужим взглядом, прижатая к твердой поверхности весом чужого тепла, без возможности в любой момент встать и уйти. Это совсем не вселяло уверенность в себе, но чужие поцелуи пьянили, поначалу попросту расслабляя, а дальше уже заставляя тянуться им навстречу, замирать, вздрагивать в особо чувствительные моменты.
- Тай, - девушка с шумом выдохнула его имя, не понимая, почему именно оно так удачно пришло сейчас в ее голову. Самое время сообщить ему важную новость, но чужая рука так вовремя опустилась ниже, касаясь живота и начисто вышибая из головы все мысли.

Это было странно, смущающе-горячо, одновременно хотелось провалиться сквозь землю и остаться здесь, чтобы узнать, как будет дальше. Насколько необычно, насколько приятно это может быть. Хотелось чувствовать прикосновение его длинных пальцев ниже, узнать, каково это - ощутить их в себе, как это - когда влажной, невероятно чувствительной кожи касается чужой настойчивый язык.
Мерлин, это кружило голову.
Рэйчел оставалось только слушать чужой голос, не сдерживая еще один шумный вздох, слушаться его, разводя в стороны ноги таким образом, как и было велено. Лишь одно действие она осмелилась добавить от себя лично - подняла руку вверх, запуская пальцы в чужие волосы и сжимая их, пока вторая ладонь почти отчаянно вцепилась в простынь.
Это должно быть хорошо.
Об этом пишут в книге, от этого девушки очень громко стонут в специфических видео, которые Рэйчел довольно часто смотрела.
- Пожалуйста, - становится все сложнее замаскировать дрожь в голосе, впрочем, теперь эта дрожь происходит от возбуждения, а не страха.

+1

13

- Всё для тебя, - отзывается Тайрон без насмешки.
Его голос звучит хрипло и голодно. В одежде становится жарко, тесно, мучительно неудобно; новенькая тонкая рубашка ценой в две его старых зарплаты драконолога неприятно липнет к телу и ощущается как изощрённое орудие пытки. Тайрон хочет отстраниться и снять хотя бы её, но девушка не позволяет. Цепко держит его за волосы и будто бы даже подталкивает - откуда только смелость взялась. Тайрону требуется целых несколько секунд, чтобы понять: она не требует. Просто держится за него.
Эта мысль отдаётся ощущением, будто по позвоночнику льётся кипяток. Тайрон сжимает себя прямо сквозь штаны и глубоко дышит, призывая всю свою выдержку. Эта девочка слишком милая. Беззащитная, отчаянная, жаждущая сама не знает чего. Макнейр ведётся на это, как кот на валериану. Он хочет грубо трахнуть Рэйчел, наставить на светлой коже своих меток, сжать тонкие запястья до синяков. Исходящая от него агрессия, должно быть, ощущается физически, но Рэйчел никуда не убегает, не сжимается, не каменеет всем телом. Не понимает, что с ним происходит... или понимает и наслаждается этим, чертовка.
Всё равно бояться было нечего.
Макнейр происходил из старинного чистокровного рода, где психопаты рождались едва ли не через одного. Масла в огонь подлило и детство, проведённое один на один с Пожирателем, не успевшим вдоволь напиться крови. Но от всех этих мудаков Тайрона отличало как минимум одно умение - оставлять свои горячечные фантазии всего лишь фантазиями.

Он устраивается между ног Рэйчел, позволив оставить руку у себя на голове, - пусть держится, ему не жалко. Гладит красивые округлые колени, целует внутреннюю сторону бедра и трётся об неё щекой, словно довольный кот, - от щетины, которую он поленился брить утром, должно быть щекотно. Тайрон почти уверен, что у девочки это впервые, и ещё помнит как это бывает: неловко и стыдно, страшно даже пошевелиться лишний раз. Он деликатно ждёт, пока Рэйчел привыкнет к такой откровенной позе, к его прикосновениям и жадным взглядам, и тогда ласкает её там, где она хотела. Касания губ и языка мягкие, но настойчивые; Тайрон осторожничает, зная о том, какое тут всё чувствительное, но не даёт отстраниться, держит за бёдра. А если и этого не хватает - поднимает глаза и пригвождает к месту потемневшим от возбуждения взглядом. Она вся дрожит в его руках, плавится как воск, путается в ощущениях, - ну так Тайрон здесь затем, чтобы в этом помочь. Иногда он устаёт и заменяет губы пальцами, поддразнивает Рэйчел; и только потом, когда она вся становится горячая и влажная, проникает внутрь. Раскрывает её для себя, гладит упругие стеночки и самодовольно улыбается, когда находит преграду.
- Да у меня сегодня Рождество, - мурлычет Тайрон и вновь занимает свой рот чем-то более приятным. Он не уверен, что неопытная девушка получит удовольствие от проникновения, но хотя бы половину своего обещания выполнить может. Недовольным от него ещё никто не уходил.

0

14

Первого секса, так или иначе, боятся абсолютно все. Это волнение, смешанное с неуверенностью и легким стыдом, неловкость от незнания собственных желаний. Когда ты понятия не имеешь, что именно должен чувствовать, от чего тебе станет приятно и хорошо. Ты не понимаешь, как подсказать человеку, чего ты хочешь, потому что сам не знаешь ответ на этот вопрос. "Сделай со мной что-нибудь" - вот та единственная мысль, которая посещает голову Рэйчел незадолго до того, как девушка, наконец, чувствует горячее прикосновение своего партнера и невольно закрывает глаза.
Скоро все становится понятно без слов. Первые несколько секунд она лишь молча прислушивается к своим ощущениям, едва удерживается от смеха из-за щекотки, но затем, стоит мужчине особенно чувствительно обвести языком напряженную точку, как Рэйчел не сдерживает шумный вздох. У Тайрона, видимо, было множество женщин - как иначе объяснить, насколько хорошо он умел прислушиваться к языку тела, улавливать малейшие перемены реакции, чтобы немедленно повторять приятное действие?
Через минуту или полторы Рэйчел впервые застонала. Тихо, сдержанно, прикусывая губу, но уже стараясь выгнуться, чтобы подстроиться под еще одно такое движение. Уверенные мужские руки на бедрах удерживают ее на месте, и девушке ничего не остается, кроме как полностью довериться им и застонать снова.

Она напрягается, чувствуя чужие пальцы. Сейчас самый подходящий момент сообщить об отсутствии аналогичного опыта, но Руквуд медлит, стесняется, не может подобрать слов - в следующий момент становится поздно, пальцы плавно проникают внутрь. В первые секунды это болезненно, девушка морщиться, инстинктивно сжимается, но после усилием воли расслабляется снова, уже без труда пропуская мужчину дальше. Это необычно и непривычно, Рэйчел не представляет, как именно теперь ей нужно чувствовать удовольствие, но само ощущение заполненности кажется приятным. Ее спутник очень быстро понимает все без слов, кажется, его не смущает, а даже радует такой поворот событий, а это вселяет уверенность и в саму Рэйчел.
Хочется что-то сказать, девушка даже успевает открыть рот, но с губ только снова срывается тихий стон, когда Тайрон возвращается к ласкам, враз ставшим еще более приятными. Руквуд больше не думает ни о чем - она напрягается, полностью сосредотачиваясь на своих ощущениях, ставших более четкими, насыщенными, местами чуть более грубыми и настойчивыми. Ей хорошо, о чем она, кажется, пытается сообщить сбивчивым шепотом, смысл которого моментально уносится прочь от сознания, пока напряжение нарастает с каждой секундой. Кончишь сначала так, а потом... - чужие слова вспоминаются очень кстати, поскольку в следующий момент девушка резко дергается, сильней прежнего сжимая пальцами простынь и чужие волосы, уже не стараясь унять дрожь , прежде чем полностью расслабиться, позволяя приятным ощущениям разлиться по всему телу.

Состояние после этого описать очень трудно. Спокойствие, расслабленность, лень, полудрема-полуобморок на несколько секунд, остаточное удовольствие. Рэйчел пыталась восстановить дыхание, пыталась вспомнить, где и с кем она сейчас находится, но в голове был только приятный туман, сходный с ощущением опьянения.
- Иди ко мне, - она тянет Макнейра выше, еще больше прежнего желая его поцеловать, желая чувствовать тяжесть и тепло его тела как можно теплее и ближе. Заполнившее чувство благодарности желает найти выход, слишком много чужой одежды мешают уже даже ей. - Хочу чтобы тебе тоже было хорошо.
Руквуд намекает не на минет, но на то, что тоже готова стараться, что хочет быть страстной и хочет, чтобы Тай получал удовольствие и брал ее так, как захочется ему.
Она больше ничего не боялась.

+1


Вы здесь » HP Luminary » Flashback/flashforward » black cats and voodoo dolls


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC